День Сварога

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » День Сварога » форум » Кто возобновил 'холодную войну'? ("Pittsburgh Tribune-Review", Канада)


Кто возобновил 'холодную войну'? ("Pittsburgh Tribune-Review", Канада)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.lentacom.ru/img/avatars/3078_b.gif
Почему путинская Россия относится к нам враждебно? Почему ее президент вновь налаживает отношения с Китаем, Ираном и Сирией? Кто стоит за возобновлением 'холодной войны'? Чтобы ответить на эти вопросы, придется вернуться на 16 лет в прошлое.

Помните, что произошло в 1991-1992 гг.?

Да-да, Россия позволила сломать Берлинскую стену, не стала препятствовать демократическим выборам или свержению режимов-сателлитов по всей Восточной Европе. Она согласилась вывести Красную Армию обратно на российскую территорию. Она не помешала распаду СССР на 15 независимых государств. Компартия согласилась поделиться властью и смирилась с поражением на выборах. Россия приступила к строительству демократии и капитализма американского типа.

Москва не воспользовалась своим правом вето в Совете Безопасности ООН, чтобы блокировать военную операцию США по изгнанию ее союзника Саддама Хусейна из Кувейта. А после терактов 11 сентября Путин позволил американским военным создать в бывших советских республиках базы для вторжения в Афганистан.

И какую же награду получила Россия за свой проамериканский курс?

Соединенные Штаты занялись расширением НАТО за счет стран Восточной Европы, а затем и бывших советских республик. Сегодня в состав альянса уже вошли шесть бывших стран-участниц Варшавского пакта и три постсоветских государства.

В 1999 г. США 78 дней бомбили Сербию, традиционно считающую Матушку Россию своей защитницей, хотя единственное преступление сербов состояло в том, что они пытались удержать колыбель своей государственности - провинцию Косово, подобно тому, как президент Линкольн вел войну, чтобы удержать американский Юг. Сегодня Америка, игнорируя протесты Москвы, поддерживает отделение Косово от Сербии и создание на Балканах исламского государства.

Если Москва ликвидировала свои военные базы на Кубе и по всему Третьему миру, мы, напротив, стараемся создать такие базы, причем на постоянной основе, на российских 'задворках' - в Центральноазиатском регионе.

Мы денонсировали заключенный еще Никсоном и Брежневым договор по ПРО, и объявили о намерении разместить систему противоракетной обороны в Польше и Чешской Республике.

После окончания 'холодной войны' США получили величайший исторический шанс сделать Россию - самую большую страну на планете - своим партнером, другом, союзником. Наши интересы совпадали почти полностью.

Мы упустили этот шанс.

Мы придвинули НАТО к самому российскому порогу, мы игнорировали ее законные интересы и тревоги, мы с высокомерием 'незаменимой страны' относились к ней, как к побежденной державе - вели себя как Франция в отношении Германии после Версаля.

Так кто же виноват, что 'холодная война' начинается снова? Ответ очевиден - Буш и те кликуши-гегемонисты, что привели его к власти. Когда великая империя попадает в руки людям весьма ограниченного ума, жди неприятностей.

Пат Бьюкенен - редактор журнала The American Conservative

2

Невероятный эгоцентризм западных демократий помешал им поставить себя на место русских, чтобы попытаться понять, как России удалось пережить события двадцати последних лет.

Во-первых, сокращение территории: да, действительно, можно только радоваться тому, что страны Центральной Европы освободились от коммунистического ига и от влияния своего большого соседа, однако это движение пошло еще дальше: после развала Советского союза занимаемая Россией территория стала даже меньше той, в границах которой она оказалась по условиям Брест-Литовского мирного договора (1918). После обретения независимости Белоруссией Москва находится на расстоянии менее тысячи километров от границы. Ограничивая - на самом деле, в высшей степени спорными методами - чеченский сепаратизм, Российская федерация смогла в последний момент избежать дальнейшего раскалывания страны.

Затем, перенесенные унижения: во время войны в бывшей Югославии США и Европа сообща принимали соответствующее решение, грубо нарушая при этом международное право в отношении православных сербов, традиционных друзей России, и поддерживая косовских албанцев-мусульман. Подобная политика вписывается в ту же логику, что и предоставление статуса привилегированного партнера (и еще более "продвинутого" статуса, если дела пойдут хорошо), Турции, которая, однако, с куда меньшим основанием может быть названа европейской страной.
Внешние угрозы: как можно, глядя из Москвы на уже произошедшее вхождение в НАТО стран Балтии, на обещание принять в альянс Украину и Грузию - в тот альянс, который исторически был направлен против России - как можно не воспринять это как угрозу? Как размещение противоракетного щита и установок для запуска ракет в Польше и Богемии могло не утвердить россиян в этом чувстве? Равно как и желание поставлять черноморскую нефть в обход их территории.

Если бы, напротив, Россия представляла собой угрозу, то со стороны США было бы весьма неосмотрительно в одностороннем порядке денонсировать Договор о противоракетной обороне или выхолащивать, отказываясь от каких бы то ни было проверок, Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (соглашения, которые были заключены с Советским союзом). Прибавьте к этому систематическое поношение российского режима, которым, не зная меры, занимаются некоторые западные СМИ. Да, вероятно, демократия здесь далеко не безупречна: разумеется, такие вещи, как тюремное заключение Михаила Ходорковского или крайне подозрительное убийство Анны Политковской, неприемлемы, однако мы все же очень далеко ушли от ГУЛАГа.

Россия сильно продвинулась вперед по сравнению со сталинскими и даже с брежневскими временами; эта страна находится, если хотите, в переходном периоде, сравнимом с тем, через который прошла Бразилия в 1970-е годы или Япония в послевоенные годы, когда одна и та же партия - помнит ли кто-нибудь об этом? - переизбиралась на протяжении тридцати лет, и никто ни слова на это не возразил. Ставить Россию, как некоторые пытаются, на одну доску с Китаем - которому столько прощается, где сохраняются на невиданном уровне тоталитарные структуры и до сих пор процветает презрение к человеку - значит расписываться в полной неспособности разобраться в ситуации.

Согласно той же тенденции, прозападные партии на Украине или в Грузии считались либеральными, а пророссийские - авторитарными, коррумпированными и мафиозными, тогда как сегодня уже известно, что, даже поддерживая различные политические силы, и те, и другие тем не менее используют похожие методы и придерживаются сходных моральных принципов.

Даже если российский правящий класс не претерпел кардинальных изменений с 1990 года, не стоит забывать, что он больше не стремится спасти мир с помощью идеологии, предназначенной для универсального распространения, - иначе всю либеральную литературу XX века, с такой ясностью продемонстрировавшую пагубную роль идеологии, можно выбрасывать на помойку.

Тот факт, что в подобной ситуации российское государство - воспрянувшее духом благодаря доходам от продажи нефти и возобновившемуся экономическому росту - воспользовалось возможностью, которая ему представилась в результате чудовищной оплошности, допущенной грузинским президентом Саакашвили, чтобы расставить точки над "и", может вызывать возмущение, но никак не удивление.

Ввод российских войск в Грузию, вероятно, представляет собой явное нарушение международного суверенитета этой страны, но какой урок может в этом отношении преподнести Запад, который сам открыл ящик Пандоры, начав бомбардировки Белграда?

Да, вероятно, Грузия (пусть эта страна и невелика) вольна самостоятельно решать, какую внешнюю политику ей проводить. Однако ее, как и все остальные страны, никто не освобождал от обязанности проявлять сдержанность. Может ли страна Иосифа Сталина действительно превратиться во врага России? И может ли Украина, историческая колыбель Российского государства, со своей стороны, надолго отвернуться от этого государства?

Мне скажут, что Россия - страна, которой не хватает умеренности - представляет естественную опасность. Но, злоупотребляя ее слабостью после падения коммунизма, Запад показал, что и ему этой умеренности весьма недостает. Разглядев соломинку в глазу своего визави, он не заметил бревна в собственном. И он в любом случае упустил прекрасную возможность продемонстрировать России свою волю к миру.

Генерал де Голль любил повторять, что у государства не бывает друзей. Россия, как и любая другая держава, не может априори считаться другом. Но ее нельзя упрекнуть в том, что ей присуще самолюбие (не это ли, по сути дела, ставят ей в упрек некоторые западные европейцы, которых снедает ненависть к самим себе: упрек в том, что российский народ еще способен любить себя?).

Даже если реакция России на грузинские события понятна, нет никакой гарантии, что, добившись успеха в этом деле, она в будущем не попытается еще более увеличить свое преимущество. Вот хороший повод для европейцев поразмыслить о тех средствах, которые позволили бы ей занять достойное место в европейском ансамбле. Это предполагает, вероятно, абсолютную принципиальность в вопросе о нерушимости всех существующих границ и, несмотря на неосторожный шаг с размещением противоракетного щита, независимость бывших сателлитов в Восточной Европе, и в первую очередь Польши. Но Россия, со своей стороны, имеет право, как нам представляется, на то, чтобы к ней относились по крайней мере так же, как к Турции, на то, чтобы балканские проблемы не решались в одностороннем порядке, а также на то, чтобы бывшие советские республики соблюдали в отношении России разумный нейтралитет.

Для поддержания мира во всем мире не существует другого способа, кроме сдержанности. В делах Восточной Европы страной, которая в наибольшей степени испытывала в ней недостаток (пока не будет доказано обратное), была отнюдь не Россия. Однако если в будущем положение изменится, тогда нужно будет, по-видимому, действовать по ситуации.

Ролан Юро - историк

Перевод: Анастасии Вербицкой

3

Н. СВАНИДЗЕ: И сейчас, сейчас нам нужно терпеливо, я сейчас слышал то, что сказал президент Медведев, что мы заинтересованы в нормальном развитии отношений, мы не заинтересованы в ухудшении отношений, ни краткосрочном, ни долгосрочном, совершенно правильно, не нужно бряцать оружием, не нужно бить себя в грудь, как самец гориллы, и говорить - вот какие мы могучие, как мы победили грузин. Я еще раз повторяю, никакой победы не было, была миротворческая акция, как мы это говорим. Повторяю, действительно, Саакашвили напал на Южную Осетию, значит, это была миротворческая акция, так это и нужно преподносить всему миру, это нужно объяснять, потому что допускать, чтобы мир решил, что это была с нашей стороны акция агрессии империалистической, это не в наших интересах. Обижаться на мир за то, что он нас не так понимает, тоже нелепо, все равно, что писать против ветра, нельзя жить в полной изоляции, это невозможно. А у нас возник к концу этих боевых действий, когда все испугались, в мире все испугались, им ничего не объясняли, испугались, что наша армия дойдет до Тбилиси, возникла угроза изоляции, это страшная угроза. Сейчас нам нужно все это терпеливо объяснять и на политическом, дипломатическом, и на информационном уровне.
Л. ГУЛЬКО: О международной изоляции давайте поговорим, Меркель встречается с Медведевым, будет совместное заявление, вообще до какой степени, как вы считаете, дойдет эта международная изоляция? У нас все-таки, если говорить цинично, и нефть, и газ, и другие полезные ископаемые, в общем, единства среди членов ЕС тоже нет.

Н. СВАНИДЗЕ: Вы знаете, это все так, но не нужно преувеличивать силу наших недр как аргументов в международной политике.

Л. ГУЛЬКО: Это просто один из аргументов.

Н. СВАНИДЗЕ: Потому что и у Ирака нефть была, как известно, и у Ирана, как известно, тоже много чего есть, это не мешает и не мешало этим странам в какие-то моменты оказываться в блистательной изоляции или почти в изоляции. Поэтому здесь речь идет не о газе. Говорить о том, что - а, никуда не денутся, будут у нас газ покупать, будут у нас нефть покупать, это не вариант. Здесь у нас должны быть другие аргументы, другие козыри. Я считаю, что сейчас, на данный момент, серьезного риска изоляции нет, потому что остановились же и показали, что не было задачи брать столицу суверенной страны соседней, не было такой задачи. Они сейчас напуганы, западники, в связи с нашей позицией по Саакашвили, здесь тоже дело тонкое. Саакашвили поступил совершенно ужасно с Южной Осетией, у меня такое впечатление, что он уже им надоел, я не исключаю, что он уже и американцам надоел, но, с другой стороны. . .

Л. ГУЛЬКО: Есть такое мнение экспертов, кстати.

Н. СВАНИДЗЕ: Да, но здесь есть два возможных пути для американцев. С одной стороны, если надоел, они могут его как бы отдать, а, с другой стороны, могут его как гвоздь в нашем стуле держать, потому что и нам нравится, когда есть в американских стульях гвозди, и им нравится, когда есть гвозди в стульях наших, естественно. Есть такие игры между великими державами. Поэтому, как они поступят, неизвестно. Но, в любом случае, он такой, какой он есть, он поступил ужасно, прощения ему, на мой взгляд, нет, в том числе, и со стороны грузинского народа, который он подставил, но беда-то в том, что он легитимно избранный президент суверенной страны. Поэтому нет возможности, кроме как действуя через общемеждународные институты правовые, его скинуть. Есть там гаагский трибунал, есть еще несколько таких же, а мы сами никак мы не можем, никак не можем.

Л. ГУЛЬКО: Кстати, Михаил Николаевич говорил о двухсотлетней оккупации Россией Грузии.

Н. СВАНИДЗЕ: Врал он.

Л. ГУЛЬКО: Здесь есть вопросы к вам как к историку.

Н. СВАНИДЗЕ: Врал он как сивый мерин, Михаил Николаевич, потому что не было 200-летней оккупацией Россией Грузии.

Л. ГУЛЬКО: Когда-то Грузия хотела спастись от Турции.

Н. СВАНИДЗЕ: Грузия спасалась от Турции и Персии, в этом Россия ей помогла, был союз между Россией и Грузией, Грузия - страна, которая никогда не была оккупирована Россией, Российской империей, никогда, там даже крепостного права, кстати, не было, которое было в России. Грузинская интеллигенция была частью российской интеллигенции, грузинская знать была при петербургском царском дворе.

Л. ГУЛЬКО: Конечно, князья.

Н. СВАНИДЗЕ: Все это известно.

Л. ГУЛЬКО: Вопрос от Айка Арменовича, бизнесмена из США, Лас-Вегас, уважаемый Николай Карлович, вопрос короткий, возможно ли, по вашему мнению, что когда-нибудь в будущем осетины и абхазы будут жить в одном соседстве, государстве с грузинами, спасибо.

Н. СВАНИДЗЕ: Вы знаете, никогда не говори никогда, как известно, поэтому в каком-то отдаленном будущем все возможно. На данный момент фактически такая ситуация мне представляется нереальной, я думаю, что если говорить о будущем Южной Осетии и Абхазии, то я не исключаю такой ситуации, что мы их признаем, потому что президент Медведев сказал, что он готов согласиться с любым мнением Кокойты и Багапша, мы их признаем, но мировое сообщество, я думаю, сейчас не готово их признать, признать их независимость, вот де-факто они будут независимыми, а де-юре, как субъекты международного права, существовать не будут.

Л. ГУЛЬКО: Смотрите, пожалуйста, есть отклики уже на нашу с вами беседу от Сергея из США, прислал он со своего веб-сайта нам с вами весточку, а чего вы накинулись на президента Грузии, вам тоже российская пропаганда мозги проела?

Н. СВАНИДЗЕ: Вы знаете. . .

Л. ГУЛЬКО: Видите, как все просто.

Н. СВАНИДЗЕ: . . .я, если угодно, сам занимаюсь пропагандой, у меня работа такая, я на телевидении работаю, мне промыть мозги довольно сложно, у меня гуманитарное образование, я уже более 50 лет живу на свете. Я накинулся на него потому, что этот человек, не только потому даже, что он напал на Южную Осетию и поубивал там людей, он мне и раньше не нравился очень сильно, я об этом многократно говорил, в том числе, и здесь на 'Эхе Москвы', а не нравился он мне тем, что этот человек, Михаил Саакашвили, несет огромную ответственность за ухудшение отношений между Россией и Грузией. Я как человек с грузинской кровью, при этом российский гражданин и коренной москвич, как вы понимаете, кровно заинтересован в том, чтобы в России к грузинам было хорошее отношение, чтобы между Россией и Грузией были братские добрососедские отношения. Он их испортил. Этого я ему простить не могу.

Интерьвью с Н.Сванидзе

4

http://img.gazeta.ru/files/2163/lukyanov_440.gif28 АВГУСТА 2008, 11:11
Игра с предельной ставкой
Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии выходит далеко за рамки кризиса, который разворачивается с начала августа. Речь уже не о Грузии и ее вожде. Ставка резко возросла.

Похоже, что Москва решила сыграть ва-банк и взять на себя роль могильщика странной и во многом извращенной системы международных отношений, которая сложилась в мире к исходу второго десятилетия после завершения холодной войны.
Можно предположить несколько причин того, что заставило Кремль столь резко обострить игру и отказаться от сценариев, обсуждавшихся еще неделю назад.

Во-первых, российское руководство, как и подавляющее большинство российского общества, откровенно шокировано масштабом и единодушием поддержки, которую получил на Западе Михаил Саакашвили. Москва искренне не понимает, как Европа и США могли столь дружно встать на сторону человека, виновного в военных преступлениях и поправшего все то, о чем не устает твердить «цивилизованный мир».

Пожалуй, никогда еще конфликт восприятий не был столь острым, как теперь.

Россия усматривает в позиции Запада даже не двойные стандарты, а неприкрытый цинизм, выходящий за рамки нормальной политической практики.
Эта эмоциональная атмосфера и ощущение того, что с западными столицами просто «бессмысленно разговаривать», безусловно, сделали позицию Москвы более радикальной.

Во-вторых, стало понятно: политически закрепить то, чего достигли военным путем, не удается. Действия России не встретили понимания в мире (не только западном), и в Совете Безопасности ООН Москва столкнулась с консолидированным неприятием российских попыток включить в резолюцию Совбеза «шесть принципов» в наиболее выгодной для себя трактовке.

Подтверждение территориальной целостности Грузии оказалось, по сути, необходимым условием прохождения документа, который мог бы запустить «косовский» сценарий, то есть то самое «начало международной дискуссии о статусе». Собственно, когда в 1999 году принимали резолюцию 1244, остановившую войну НАТО против Белграда, именно по настоянию России в ней зафиксировали приверженность территориальной целостности Югославии, хотя уже тогда мало кто сомневался в необратимости отторжения Косова.

Согласиться на подобную модель сейчас Москва не захотела, опасаясь, очевидно, что вслед за этой уступкой Запад «отожмет» Россию еще дальше, обессмыслив военные достижения. К тому же под серьезным вопросом оказался миротворческий статус российских военных – Саакашвили удалось превратить Россию в сторону конфликта и убедить в этом мир.

В-третьих, свою роль, скорее всего, сыграл и внутренний фактор. В общественной атмосфере, которая создалась вокруг этой войны, было сложно идти на дипломатические уступки и объяснять их населению даже при наличии контролируемого телевидения.

Короче говоря, ощущение того, что у России в очередной раз отнимут победу, которая небезосновательно считается одержанной по полному моральному и военно-политическому праву, заставило резко перевернуть доску.

Создается впечатление, что решение о признании было принято для того, чтобы отрезать себе пути к отступлению и тем самым сделать ситуацию с Абхазией и Южной Осетией необратимой.
Это не свидетельствует об уверенности в себе, но означает готовность пойти на большой риск. Понятно, что отменить вынесенный вердикт можно теперь только на условиях полной и безоговорочной капитуляции.

Были ли использованы все дипломатические возможности и хитроумные обходные маневры? Не были. Хотела ли Россия всерьез их использовать? До какого-то момента – да, но быстро пришла к выводу о бесперспективности такого пути. Нежелание Запада позволить России одержать стратегическую победу и тем самым заявить право на собственную сферу интересов стало несомненным. Тем более что США крайне уязвлены тем, что оказались не в состоянии защитить своего союзника – это очень обидный прокол для сверхдержавы. Москва же сочла невозможным идти на попятную – даже с сохранением лица, чего можно было добиться.

Как бы то ни было, начался новый этап. Россия решительно развернула курс, отказавшись от попыток получить внешнюю легитимацию своих шагов, да и вообще действовать в правовых рамках. Ставка делается только на собственные силы (больше полагаться не на кого) и на то, что соседние страны серьезно задумаются, кто настоящий «босс» в этом регионе. А

если на постсоветском пространстве маятник качнется в сторону России, то вопрос о новых правилах международной игры, в разработке которых Москва будет равноправным участником, перейдет в разряд практических.
На карту поставлена состоятельность всех институтов, имеющих отношение к европейской политике и безопасности: НАТО, ОБСЕ, Европейского союза, Совета Европы. Их бурная реакция предсказуема, вопрос в том, способны ли они предпринять что-то конкретное. Опыт предшествующих лет заставляет ответить на этот вопрос отрицательно – деградация всех организаций началась давно и явно прогрессировала. Правда, демарш России может послужить катализатором объединения, по крайней мере, на какой-то период. Тогда Москва окажется в плотном кольце недружественных (если не просто враждебных) структур, каждая из которых внесет свой посильный вклад в изоляцию и давление.

Но стопроцентной уверенности, что это случится, нет. Слишком активно расшатывалось с 1990-х годов трансатлантическое единство, очень уж запутались все отношения в рамках традиционных альянсов. Спору нет, наличие общего врага всегда помогало консолидации, собственно, именно благодаря советской угрозе ЕС и НАТО добились впечатляющих успехов во второй половине прошлого века. Однако в отличие от эпохи холодной войны мир сегодня совершенно иной, и содержание международной политики не исчерпывается конфронтацией двух блоков.

Дмитрий Медведев заявил, что перспектива холодной войны Кремль не пугает – «мы жили в разных условиях, проживем и так». Президент не вполне корректен. «В разных условиях» жила, вообще-то, другая страна – на порядок более мощная и в военном, и в политическом смысле.
И, кстати говоря, этих «разных условий» в итоге не пережила. Если смотреть на потенциал современной России и сравнивать ее с совокупным потенциалом Запада, то ни одного шанса на успех в противостоянии нет.

Однако ситуация на планете такова, что трудно прогнозировать результат конфликта в стиле холодной войны. Глобализация – не красивое слово, а реальность мировой политики и экономики. И чем более развита страна, тем прочнее паутина самых разнообразных зависимостей, в которой она находится. Главная сложность Америки заключается в том, что на ней слишком много самых разных обязательств, отказаться от которых она не может, поскольку отступление на одном участке может повлечь негативные процессы на других. Россия рассчитывает именно на это.

Запад с трудом адаптируется к реалиям XXI века – смещению международного политико-экономического баланса в сторону растущих держав третьего мира. Система стала намного более многомерной, и последствия шагов носят нелинейный характер, в отличие от того, что было четверть века назад.
России это, безусловно, тоже касается, тем более что ее инструментарий ограничен. Москва начала крайне рискованную игру с очень высокими ставками. И победа, и поражение в ней обещают быть сокрушительными.

Постоянный адрес данной страницы:
http://www.gazeta.ru/column/lukyanov/2823584.shtml


Вы здесь » День Сварога » форум » Кто возобновил 'холодную войну'? ("Pittsburgh Tribune-Review", Канада)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC