День Сварога

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » День Сварога » форум » Как человечество проиграло космос бизнесу


Как человечество проиграло космос бизнесу

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://www.hurtom.com/uploads/posts/2008-03/1204574603_1202224b.jpg

Одолев технократов, «глобалы» разрушили космические проекты США и СССР

Америке будет крайне нелегко свернуть на путь «высокотехнологично-космического развития». Не придется ли делать это с помощью недемократического режима? В последнее время стало очевидно, что Америке приходится бороться с системным кризисом. Что прежний путь развития (с финансистами и мастерами информационных воздействий во главе) себя исчерпал. Что Америке нужна новая элита. А для этого нужно возвращаться на путь, с которого Запад вместе с СССР свернул в 1967–1971 гг. – на стезю приоритетного развития космических проектов. Тех, что могут стать гейзерами, извергающими массу новых прорывных технологий. Но удастся ли совершить такой переворот без диктатуры? Чтобы понять сложность проблемы, стоит вспомнить недавнюю историю.

ПОГАШЕННЫЙ ПРОРЫВ

Путь высокотехнологично-космического развития в США олицетворял президент Кеннеди, в СССР-России – Хрущев.

Хрущева свергли осенью 1964-го. И было за что. Однако пришедший ему на смену Леонид Ильич Брежнев (правил в 1964–1982 гг.) оказался по итогам большим злом, чем Хрущев. Да, он остановил сокращение вооруженных сил и разрезание боевых кораблей да самолетов. Но при этом и погасил дерзновенный космический порыв. Брежнев был ставленником бюрократического аппарата, желавшего править без напряжений и рывков. И поменьше нести бремя ответственности. А потому страна стала превращаться в застойное болото. Да, при Брежневе громадные средства вкладываются в вооружения, но при этом военно-промышленный комплекс отделяется от всей остальной страны, становится государством в государстве. Информация о новых достижениях конструкторов и инженеров не доходит до обывателя, которого пичкают галиматьей про «борьбу за мир во всем мире».

Брежневщина кладет руль на гибельный курс: жить за счет продажи нефти и сырья, копировать западные технологии (а не создавать свои), строить свой вариант потребительского общества. Идеалы размениваются на колбасу и шмотки, и в итоге получается пустота: ни колбасы, ни идеи. При Брежневе СССР, словно сговорившись с Америкой, сворачивает с пути космической экспансии («Великий Отказ» 1967–1971 гг.). В итоге СССР влетает в кризис 80-х (не экономический, но психоисторический), не справляется с ним – и гибнет.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ КАПИТАЛИЗМА

Задумаемся: а какая судьба ожидала человеческий род, сохрани СССР порыв начала 60-х? Кажется, мы с вами разгадаем эту метаисторическую тайну. Ибо, распутав клубок сей тайны, мы с вами поймем, как мы могли победить в первой «холодной войне» и как можем победить сейчас, после крушения Советского Союза.

Вывод первый: если бы СССР сохранил космическую траекторию и не свернул бы с нее, Западу волей-неволей пришлось бы подражать Советскому Союзу. Он просто вынужден был бы тоже разворачивать грандиозные космические программы – и все остальное, что им сопутствует. В итоге получился бы мир, разительно отличающийся от нынешнего. Кто правит в сегодняшнем мире? Худшая из элит – финансовая. В нашей реальности с гибелью СССР над миром воцарился самый мерзкий и отвратительный строй – денежно-спекулятивный.

Директор Института опережающих исследований Юрий Громыко в своем труде «Сценарная паноплия» метко обобщил: спекулятивно-финансовый капитал лишь употребляет то, что было создано до него. Ничего нового и грандиозного он породить не может по природе своей. Более того, он проедает созданное прошлыми поколениями – и ведет целые страны к гибели и разрушению. Ему глубоко чужды прорывные, эпохальные проекты, открывающие новую эру в истории человечества.

В РФ мы на своей шкуре испытываем все «прелести» такого капитализма. Но и Соединенные Штаты теперь становятся трофеем этого грязного, хищного, густо замешанного на криминале строя. Причина беды одна: исчез СССР, мощная альтернативная цивилизация, враждебная глобалам. У США исчез сильный конкурент – и они тоже смертельно заболели. Ибо соревнование с Советским Союзом оказывало целительное воздействие на американцев, заставляло финансовых спекулянтов умерять аппетиты.

Сохранив космическую траекторию развития и после свержения Хрущева (повторю – во многом заслуженного), мы бы делали невозможными глобализацию нынешнего образца, бегство промышленности из стран Запада на Восток, предотвратили бы нынешнюю деградацию человечества, его превращение в дезорганизованную массу, для которой актуальны лишь примитивные биологические инстинкты. А власть финасовых магнатов сменилась бы властью технократов, творцов нового. Не банкиры и не юристы, а строители и водители звездолетов становились бы элитой!

Конечно, Союз мог и проиграть такую гонку. В истории нет ничего предопределенного. Но даже если бы мы и потерпели поражение, то, в конечном счете, оказалось бы, что победившие США – это почти то же самое, что и Советский Союз! Но именно этого боялись хозяева и тайные властители Запада.

Логика моих рассуждений проста: чтобы выдержать космическое соревнование с Красной империей Серпа и Молота в 1970-е и 1980-е годы, Соединенным Штатам пришлось бы бросать гигантские ресурсы на аэрокосмические программы. Поскольку они тесно взаимосвязаны между собой, то в США неизбежно возникла бы плановая экономика. Для обеспечения же ее ресурсами и средствами пришлось бы вводить социалистическую систему распределения, ограничивая частный капитал. Чтобы обеспечить весь этот процесс десятками миллионов классных специалистов, пришлось бы поднимать систему образования и бороться с деградацией человеческого потенциала. Помимо всего прочего, это означало бы подавление наркомафии, феминизма и половых извращенцев. Для поддержания боевого духа нации – применять пропаганду и методы работы с молодежью, очень похожие на сталинские. Ограничивать сверхпортебление богачей и во избежание раскола нации, выравнивать доходы людей, осуществляя грандиозные социальные программы.

Получался бы, знаете ли, такой антисоветский и антирусский... но социализм. С американским лицом и под звездно-полосатым знаменем. Вполне возможно, с новой американской конституцией и переписанным Биллем о правах. То был бы американский тоталитаризм, внешне – антикоммунистический и протестантско-религиозный, но по сути...

Развитие космических программ – троянский конь для рыночно-капиталистического строя. Его могильщик. Космические проекты требовали энергетики на новых принципах, убивающей старую, углеводородную. Они требовали развития электроники, нового транспорта, новой медицины, новых конструкционных материалов. Новых станков, что обрабатывают материалы быстро и высокоточно, все больше уменьшая потребность в человеческом труде. И так далее – вплоть до роботизированных производственных линий. Словом, космос требовал всего, что уничтожает основу рыночных отношений и всевластия денежных мешков: нехватку благ для всех, необходимости их распределять. И получалось так: волей-неволей в США возникала бы материально-техническая основа для коммунизма. Впрочем, только ли материально-техническая? Ведь для осуществления подобных программ требовалось бы готовить в школах и вузах целые армии разносторонне образованных людей, подражая советским традициям. А они неизбежно создавали бы организационные и информационные технологии, которые вели к отступлению рыночных отношений на самые нижние ярусы общества.

«АМЕРИКАНСКИЙ ПУТЬ» 1950-Х ГОДОВ.

Есть такая мудрость: «Если хочешь победить дракона, тебе самому придется стать драконом». Чтобы победить СССР, который и после 1967 года сохранил бы космическую экспансию, Соединенным Штатам тоже пришлось бы стать таким же драконом.

Если вы хотите увидеть будущее в таком варианте, то можно посмотреть фильм великого Терри Гиллиама «Бразилия» (1985 г.) или почитать цикл рассказов и повестей Роберта Хайнлайна «История будущего» (конец 1940-х и начало 1950-х годов). Там вы увидите Америку космическую, осваивающую иные планеты, невероятно развитую научно-технически – но при этом тоталитарную. У Хайнлайна это – религиозная диктатура, теократия. У Гиллиама – продолженные во времени 50-е годы. Со всевластием государственного аппарата и спецслужб, с подавлением инакомыслия, с архитектурой зданий, напоминающих московскую Библиотеку имени Ленина и фантазии Альберта Шпеера. Те же монументальные лестницы и чаши с факелами по обеим сторонам от них. Те же героические скульптуры и массивные фасады. Хайнлайн и Гиллиам великолепно уловили возможный вариант будущего.

Чтобы не быть голословным, вспомним американские реалии 50-х и начала 60-х. В тот момент американцы серьезно напуганы успехами СССР. Их поражает запуск первого спутника и полет Гагарина. Они реально боятся распространения коммунизма у себя дома: техношторм в России их впечатляет. Чтобы не проиграть гонки, США вынуждены принимать грандиозные по размаху научно-технические и промышленные программы. Дабы их финансировать и управлять ими, бизнес прижимают налогами, создают сверхмощный государственный аппарат. Приходится, не покладая рук, работать по десяткам приоритетных направлений, начинать «битву за Луну». Столкнувшись с успехами СССР, американцы вдруг осознают, что их система образования плоха, что она уступает русско-советской. Что их образование – это отделение платежеспособных от бедных.

Теперь же, конкурируя с русскими, приходится за государственный счет, вполне по-советски, искать талантливых и способных ребят во всех слоях общества и учить их. Возникает массовый средний класс, состоящий из высокооплачиваемых работников, порожденных именно государственными программами. Американцам приходится создать Департамент передовых исследований Пентагона, DARPA (благодаря коему потом возникнут персональный компьютер, Windows, мобильная связь и Интернет). Чтобы отражать угрозу распространения коммунизма, укрепляются и расширяются спецслужбы, что начинают регулировать и внутриамериканскую жизнь.

В то же время, стали все громче звучать голоса своих, американских интеллектуалов о том, что развитие компьютерной техники, программного обеспечения, организационных технологий и коммуникаций может привести к созданию общества без привычного рынка и денег, с новым качеством управления экономикой. Что скоро появится класс интеллектуалов-управленцев и исследователей, что потеснит старые элиты: финансовую, владельцев больших пакетов акций, военных и политиков. В самом деле, на космических кораблях мыслилось вполне коммунистическое устройство жизни. Там были не нужны ни деньги, ни банки, ни биржи.

Дело стало принимать поворот, весьма неприятный для прежнего правящего истеблишмента – финансовых воротил Уолл-Стрит. Старые капиталистические тузы увидели, что к власти в Соединенных Штатах в случае продолжения космического соревнования с СССР придут совсем новые люди и иные классы. Да и умножающийся средний класс из ученых, инженеров, техников и высококвалифицированных рабочих, что складывался вокруг государственных мегапроектов, неминуемо потребовал бы своей доли власти. Перетекание новейших технологий из космической сферы в гражданские отрасли грозило исчезновением целых отраслей старой промышленности, пересмотром «табеля о рангах» в элите Запада.

Становился очевидным простой факт: космические программы требуют того, чтобы в них вкладывали деньги на десятилетия вперед. Приходилось надолго забывать об окупаемости таких инвестиций. А это противоречит сердцевинным интересам денежно-рыночного строя, «генокоду» капитализма. И здесь СССР, способный абстрагироваться от необходимости получения сиюминутной выгоды, начинал обыгрывать американцев. Ведь у них, как ни крути, господствовал все тот же капитализм. Необходимость осуществлять долгосрочные программы вступала в противоречие с его природой, порождала напряженность в американском обществе. В конце концов, это грозило новой революцией: переходом власти из рук финансового капитала в руки продвинутых военных, офицеров спецслужб, технократов новой волны и интеллектуалов.

А между тем, в Америке начался еще один процесс – начало работ над овладением психотехнологиями. Интересующийся читатель давным-давно, слышал о работах над человеческим сознанием, которые финансировались ЦРУ и Пентагоном в 40–50-е и даже в начале 1960-х годов – об «МК-Ультра», «Артишоке» и других. На моей памяти СМИ обращались к этой теме несколько раз: в первые годы XXI века, в либеральные 1990-е годы, а самые ранние мои воспоминания – это разоблачительные статьи в советских журналах в 70-е годы. В те же годы в букинистических лавках я покупал научно-популярные издания 60-х годов – и там тоже были первые статьи-обличения. Даже со схемами и фотографиями некоторых опытов.

Итак, в 50-е годы американская наука при поддержке военных и спецслужб занялась рискованными, смелыми и жестокими опытами с психикой человека. Сейчас это кажется немыслимым, но тогда в мозг некоторым пилотам Стратегической авиации вживлялись электроды, возбуждавшие те или иные области «серого вещества». Так, чтобы летчики, уходя на ядерные бомбардировки, испытывали только уверенность в себе, веру в великую Америку и не ведали страха. И тут же велись эксперименты с телепатической передачей посланий из наземного центра в США на атомную подводную лодку, идущую подо льдами в районе Северного полюса. Впрочем, в недавнем бестселлере Джона Кейза «Синдром» есть пассаж, вложенный в уста одного из бывших участников этих сверхсекретных программ:

«...Они могли стать очередным прорывом. Может, и стали бы. Мы считали, что блага от выхода человека в открытый космос и высадки на Луну покажутся пустяками в сравнении с тем, что мы бы открыли вот здесь. – Он постучал себя по голове... – Мы называли это «внутренним космосом»...

...Шапиро поведал гнусную историю программы по исследованию “управления сознанием”.

– Большинство считало ее ответом на то, что коммунисты делали в Центральной Европе и Корее. Помните, они провели показательный процесс с участием одного польского священника? Тогда еще много болтали о «промывании мозгов»? По правде говоря, программа началась задолго до этого...

Программа началась в Европе, во время Второй мировой, когда Управление стратегических служб искало «сыворотку правды» – наркотик, который можно использовать на допросах...

...В послевоенные годы проект расширился – стали поступать деньги из недавно созданного ЦРУ. К 1955 году проводилось уже 125 экспериментальных программ в лучших университетах страны и кое-каких тюрьмах. Отдельно велись исследования в учреждениях для душевнобольных и над “неподозревающими добровольцами”...

...В условиях “вечной мерзлоты” “холодной войны” всех девиантных личностей считали законной добычей спецслужб. Нам не требовалось официального разрешения, потому что исследования засекретили. Они проводились в интересах национальной безопасности, и значит, на них не распространялись обычные ограничения.

...“Холодная война” велась не только на внешнем фронте, но и на внутреннем. Это была война за “Американский путь”, который, могу вас заверить, не включал в себя в те времена ни геев, ни психов, ни наркоманов.

...Мы изучали гипноз, телепатию и управление психикой. Еще, пожалуй, назову дистанционное наблюдение. Занимались и психологической обработкой объектов с использованием условных рефлексов: унижения и боли...»

Да, читатель, в пору космической гонки между СССР и США творилось именно такое. Велись опыты по переписыванию человеческой личности. Чего стоят только опыты по «сенсорной депривации»: это когда человека в специальном костюме и в очках на глазах помещают в ванну-ящик, где плещется соленая вода с температурой тела. Человек не чувствует никакого прикосновения, ни дуновения воздуха, ни вспышки света. Питание идет по шлангам – внутривенно. В таких условиях человек постепенно чувствовал, будто тело его растворяется – и от него остается лишь один мозг. И вот тут личность размягчается – и ее можно перепрограммировать как угодно. Особенно с использованием наркотиков, гипноза, видеоинформации и звуковых внушений. Можно внушить человеку, что он – не Джон Смит, каковым был до депривации, а Смит Джонс. Внушить ему ложные воспоминания о прошлом. Можно внушить ему (с красочными образами и ощущениями), что он побывал на борту «летающей тарелки». И так далее. Вплоть до того, что вложить в одного человека и три личности – как куклы-матрешки. Особенно интересовались такими работами американские спецслужбы 1950-х годов:

«...Идея заключалась в том, чтобы создать агентов с контролируемым поведением, готовых идти на задание, даже если его исход противоречит инстинкту самосохранения. ...Агентам внушали не бояться смерти. ...Выживание агента не являлось для нас решающим фактором. Если агент выживает и пойман, то возникают проблемы.

...Вот поэтому мы довольно активно разрабатывали способы создания особых агентов...

– Вы сводили их с ума?

– ...Нет. Если бы мы сводили их с ума, они бы оказались не в состоянии функционировать. Мы потратили годы и довольно крупные суммы денег на изучение дифферетной амнезии и способов расщепления личности. И в конце концов нашли оптимальное решение: воспоминания-ширмы. Впрочем, даже с ними возникали проблемы. У агентов наблюдалась тенденция к дестабилизации личности, и поэтому требовался психотерапевт, осуществлявший постоянную подпитку информацией...

– Что такое «воспоминание-ширма»?

– Это ложные воспоминания, смехотворные уже в своей основе. Любой, кто настаивает на их истинности, сам себя дискредитирует...

– Вы не могли бы пояснить на примере?

– Меня похитили пришельцы и отвезли на подземную базу в Антарктике...»

Таким образом, продолжение космической гонки вело к созданию принципиальной новой цивилизации не только в России, но и в США. Однако все это радикально противоречило интересам финансовых воротил.

(Продолжение следует)

2

http://puhnet.narod.ru/photo/space.jpg

Россия может стать первой жертвой американских «космократов»

ОПЕРАЦИЯ «АНТИКОСМОС»

В ответ на угрозу кардинальных перемен в политической и экономической жизни общества американская финансовая элита совершает беспрецедентно сложную и опасную, но в финале – успешную операцию. Она понимает, что движение мира по траектории космической экспансии для нее смертельно опасно. Стало быть, нужно заставить и США, и СССР отказаться от такой модели развития. А технологическое развитие – видоизменить и направить.

С Америкой было проще. Президент Джон Фитцджеральд Кеннеди, олицетворявший космический сценарий, был убит в 1963 году, что, по сути дела, означало государственный переворот. Кеннеди не желал ввязываться во Вьетнамскую войну, звал к новому технологическому прорыву, лично курировал «лунный проект». В итоге США начали Вьетнамскую войну (1964–1975 гг.), которая изменила само мироощущение «командного состава» американского ВПК. В конце войны его целью стала уже не столько победа, сколько обогащение на военных заказах. Одновременно происходит отказ от амбициозных космических программ. Близка к истине версия о том, что в 1969–1972 гг. американцы сажают на Луну возвращаемые автоматы без экипажей, а сцены высадки снимают в кинопавильонах. А когда мир удается убедить в «триумфе» американских космических технологий, дальнейшее развитие космического проекта прекращается.

В этот момент у СССР был шанс самостоятельно продолжить космическую гонку. Была возможность разоблачить янки с «лунной аферой», приступить к созданию лунного комплекса (исследовательская станция на поверхности Луны, базовая орбитальная станция на ее орбите, корабль для перелетов между окололунной и околоземной орбитами, взлетно-посадочный комплекс), к экспедиции на Марс. При всем нашем скепсисе по отношению к Хрущеву следует признать, что он бы такого шанса не упустил.

А вот брежневское «коллективное руководство» стремится лишь к «стабильности любой ценой», к спокойной и сытой жизни. Оно признает «лунную победу» США и отказываются от экспедиции на Марс (в начале 1970-х). Центр тяжести переносится на создание советского варианта «общества потребления» – с неизбежной продажей Западу сырой нефти и газа. В итоге страна вступает на путь разложения, деморализации и катастрофы, которая и произошла в 1991 году.

В Соединенных Штатах научно-техническое развитие искривляется и вводится в русло, безопасное для финансово-спекулятивной элиты, «элиты банка и телевизора». Останавливается развитие в сфере энергетики, зато ускоряется – в области информационных технологий, телекоммуникаций, технологий манипуляции сознанием. Гипертрофируется сфера вооружений: делается все, чтобы они становились как можно дороже – и разорительнее для русских. Космические программы делаются скучными и сугубо утилитарными – за небольшим исключением (программы «Викинг», «Пионер» и «Вояджер»).

Тем временем в СССР закосневшая партийная бюрократия отказывается от творчества, от поиска новых технологических и социальных новаций «Антикосмические» силы, как бы ни были они далеки друг от друга (финансовые магнаты и партийные функционеры), слаженно заменяют мечту о космосе «морковкой» обывательского достатка. При этом в конкуренции двух потребительских обществ СССР был заведомо обречен на поражение. При всем желании Союз не мог дать своим гражданам столько, сколько Запад, который был на порядок богаче. Советская верхушка не могла понять, что от продажи квантового компьютера или многоразового аэрокосмолета можно выручить гораздо больше, чем просто торгуя нефтью и газом. Что космическая траектория развития и есть путь к полному изобилию.

В 70-е и даже еще в начале 80-х годов советская правящая верхушка играет (или думает, что играет) с американской элитой в аттракцион под названием «совместное управление планетой». Но получается как в известной сказке: дурному медведю – несъедобные вершки, умному крестьянину – сладкие корешки. США покровительствуют богатым странам: арабским государствам Персидского залива, Западной Европе, Японии. Союзниками же СССР становятся страны Черной Африки и беднейшие государства Азии, получающие от «страны советов» огромные дотации. Вместо того чтобы профинансировать свою марсианскую экспедицию, Москва выкидывает по сути дела те же средства на поддержку архаичных и нежизнеспособных экономик.

Надо отдать должное нашему противнику: он использовал все возможные рычаги, чтобы сбить русских с космической траектории развития. Ведь если бы этого не удалось добиться, отказ США от космической экспансии становился бы бессмысленным и смертельно опасным для них самих. Сохрани Советский Союз прежний вектор движения, и они были бы вынуждены следовать за нами. Однако вовлеченность СССР в гонку вооружений, идущую по американским правилам (то есть, по сути дела, в гонку капиталовложений), чудовищные идеологические просчеты, в результате которых население перестает понимать сам смысл существования СССР, и, наконец, падение цен на нефть в первой половине 1980-х предопределяют горбачевскую капитуляцию.

Единственным шансом спасти страну и победить в «холодной войне» для нас был решительный, а кое в чем и жестокий переход на космическую траекторию развития страны. Не сделав этого, Красная империя пала, что привело к катастрофическим потерям не только для русских, но и для всего человечества. Глобалы не только уничтожили СССР, но и не дали в самой Америке возникнуть такому строю, который мог уничтожить их власть.

ОБЪЕДКИ НА ПИРУ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Следующим актом описанной нами драмы стало появление того самого мира «постиндустриализма» и глобализации, в котором мы с вами ныне и пребываем. Это психопатический и надломленный мир, царство подлости и лжи. Ощутив себя некоей «высшей расой», глобалы вывели промышленность в Китай и другие «удобные страны», наивно рассчитывая, что азиатский рабочий будет вечно гнуть на них спину за гроши. Так потребительская психология оказалась доведенной до абсурда, до собственного предела.

Победители СССР, сломав космическую траекторию развития человечества, повели себя так, будто они уже обладают технологиями превращения себя в сверхлюдей, а голодных и нищих масс – в биороботов. Как будто у них уже есть высочайшие нанотехнологии, что позволяют делать все из грязи, песка и воды. Как будто у них под парами стоят звездолеты, чтобы в случае чего улететь на другие планеты.

Проблема глобалов, однако, заключается в том, что ничего этого у них нет. Да и быть не могло – ведь пресекли же они космическую тенденцию развития, которая могла породить подобные чудеса. А сам финансовый капитал, как мы знаем, может лишь до бесконечности эксплуатировать то, что создано до него. Этим, собственно, он и занимается сейчас, выжимая все возможности из того потенциала, что был создан государственными (а не рыночными) программами правительства США в 1950–1980-е годы. Что будет дальше – неизвестно, ибо сейчас даже богатая Америка испытывает трудности при поиске работников космической индустрии. В «третьем мире» такими «спецами» особо не разживешься, а сами американцы не хотят упорно учиться, осваивать сложнейшие профессии – и получать за это, в общем-то, скромную зарплату. Зачем возиться с какими-то космическими аппаратами, когда можно спокойно спекулировать на бирже или вчинять иски крупным корпорациям за нарушение прав потребителей?

АМЕРИКА «БЕРЕМЕННА» ИМПЕРСКОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ

Казалось, Америка 50-х годов – суровая, волевая, устремленная в космос, нетерпимая ко всему извращенному и вырожденческому, окончательно ушла в историю, а на ее руинах начался «золотой век» наркоманов, сексуальных меньшинств и звезд шоу-бизнеса. Однако всего лишь за десятилетие господство глобалов фактически привело страну к краху. Затрещала долларовая система, которая сейчас медленно, но верно падает. США столкнулись с проблемой сокращения численности «коренного» англо-саксонского населения, с падением качества образования. Экономически их все больше теснят китайцы и европейцы, да и Индия тоже заявляет права на роль сверхдержавы.

В сложившейся ситуации Америка лихорадочно пытается развернуть программы новой космической экспансии, новых научно-технических прорывов. У США есть лишь один выход для того, чтобы выстоять и сохранить статус великой державы – снова вступить на путь грандиозных космических программ. Администрация Буша уже совершила первые шаги на этом пути, объявив амбициозные планы милитаризации космоса и марсианских экспедиций. Ну, а все остальное, как мы знаем по американскому же опыту полувековой давности, – прилагается.

Однако для возвращения на «путь 50-х» США нужна, по сути дела, новая Американская революция. Ее суть – в отстранении от власти старой денежной «аристократии», в передаче власти динамичным и технократическими мыслящим группам. Здесь первые кандидаты – военные, продвинутые офицеры спецслужб и деятели не финансового, а высокотехнологичного сектора. Приверженцы не либерального, а проектного развития. Личности с совершенно новым мышлением. Включая и нанотехнологов, и ракетно-космический комплекс, и ядерщиков.

Они вполне могли бы попробовать спасти Америку от деградации и социального гниения, установив, пусть и временно, жесткую диктатуру в своей стране. Так поступил Франклин Рузвельт в годы «Нового курса», борясь с последствиями Великой Депрессии. Так хотел, но не смог поступить Никсон в 1971–1972 годах. Что мешает американцам попробовать еще раз?

По целому ряду косвенных признаков можно сделать вывод, что сценарии такого рода обсуждаются сейчас за океаном. И мы обязаны учесть все последствия от их реализации. С одной стороны, смена курса в США даст импульс аналогичным процессам в нашей стране, что, конечно же, можно было бы только приветствовать. С другой стороны, нынешняя Россия – это не СССР периода начала «космической эры». Она еще слишком слаба, и именно поэтому рискует стать первой жертвой творцов «космократической» американской империи.

В этой ситуации нам не следует ждать вестей из США, а нужно начинать готовится к наступлению новых времен прямо сейчас. Грядет большой мировой кризис. Чтобы не погибнуть, но подняться вверх, русские снова должны вернуться к «космическим» ориентирам и сделать опережающую ставку на создание собственной Диктатуры Развития.

(Продолжение следует)

3

http://ooboi.narod.ru/kosmos/m068.jpg
На пороге крушения либеральных мифов

Обсуждение вопроса о том, установится ли в США военно-технократическая, антилиберальная диктатура, постепенно переходит из разряда фантастики во вполне прагматическое русло. Если американская диктатура XXI века возникнет, то мы, вероятно, попадем в «эпоху новых сороковых годов». Тогда, напомним, режимы диктаторского типа существовали не только в Германии, Италии, Японии, Испании, Португалии, Финляндии и СССР, но и в чанкайшистском Китае, а также в считающихся «цитаделями либерализма» США и Великобритании («имперское президентство» Ф.Д. Рузвельта и премьер-диктатор Уинстон Черчилль).

Нечто подобное может повториться и в нынешнем мире. Американская диктатура, возможно, станет попыткой ответить на вызовы времен крушения «постиндустриального мифа», попыткой обеспечить рывок в развитии США.

РАБЫ ВМЕСТО РОБОТОВ

В начале 1980-х годов к власти в США пришли радикальные либералы – сторонники необузданной свободы капитала «а-ля Фридрих Хайек», уменьшения роли государства до немыслимых пределов, певцы неограниченной конкуренции, антикоммунизма и социал-дарвинизма. Ставленники финансового капитала и «аристократии телевизора» отбросили от рычагов власти технократов и кейнсианцев. Им удалось победить Советский Союз и сформировать облик современного мира с его Интернетом, глобализацией, экономикой финансовых спекуляций. И, что самое главное, с идеологией потребительского безумия.

Эти рыцари финансового ультракапитализма много лет кормили нас сказками о наступлении эры так называемого «постиндустриализма». Мол, промышленное производство становится уделом не самых развитых стран – а потому его нужно выносить в Китай, Малайзию, Индонезию, Мексику и т.д. На Западе, мол, останутся лишь финансы, ученые, управленцы, дизайнеры и университеты. Как античные рабовладельцы презирали ремесло и технологии (удел якобы лишь рабов), так и адепты денежного капитализма ненавидели и ненавидят все, что связано с вещными факторами производства, с заводами и фабриками. Они стали уничтожать и государство, завопив о его исчезновении в эпоху глобализации. Они создали экономику «денег из денег» – бесплодную сферу спекуляций.

Их господство истощило США и Запад. Оказалось, что теории коммунистов о глубоком кризисе капитализма – отнюдь не бред, а суровая реальность, ставшая очевидной после падения Советского Союза. И что потребительское общество в финале, вполне возможно, ведет к самой жестокой диктатуре.

Приведем всего лишь один пример. В 1990 году маститый западный футуролог Элвин Тоффлер выпустил книгу «Метаморфозы власти». В ней он, хлопая в ладоши по поводу краха русского коммунизма, пророчил: производство не уйдет из стран Запада в страны Азии и Латинской Америки. По утверждению Тоффлера, в США и Западной Европе возникнут гибкие, роботизированные и компьютеризованные фабрики-автоматы. Они заменят старые дымные громады заводов и комбинатов индустриальной эры, став небольшими и экономичными, действующими с наименьшими затратами сырья и энергии, почти без рабочего класса. Развитие компьютерных сетей и информационных технологий позволит производить ровно столько товаров и такого качества, сколько нужно потребителям. Словом, возникнет нечто, до боли напоминающее материально-техническую базу коммунизма. Но на капиталистической основе.

Реалии финансово-спекулятивного капитализма безжалостно опрокинули мечты футуролога. В реальной жизни производство оказалось выведенным в страны Азии и Латинской Америки. Место роботов заняли низкооплачиваемые рабочие Азиатско-Тихоокеанской зоны, Турции, Мексики, Восточной Европы и отчасти – РФ. Технологический прогресс на многих направлениях просто остановился. Почему? Потому что это оказалось выгодным господствующей касте финансовых спекулянтов, жаждущих лишь быстрых прибылей.

ЗАСТОЙ «РАЗВИТОГО КАПИТАЛИЗМА»

В итоге Запад стал стремительно деградировать. Его деиндустриализация привела к появлению в США и Европе огромных армий деклассированных, деквалифицированных людей с плохим образованием. Внутри США и Европы стали появляться острова нищего «третьего мира». Безудержное поклонение быстрой прибыли привели сразу ко многим бедам: к катастрофическому падению рождаемости среди англо-саксонского населения США и больших наций Европы – немцев, французов, англичан, к постоянному падению качества среднего и высшего образования в США и ЕС, к утрате ведущими государствами Запада значительной части инновационного потенциала.

Сокращение государственных расходов на масштабные научно-технические программы развития и на фундаментальные исследования вызвало торможение развития, застой в технике. Погоня за рентабельностью и скорым возвратом инвестиций повлекли за собой сворачивание стратегически важных, долгосрочных исследований и научно-технических разработок. Надменность и хамство финансовой элиты Запада, ее кричащая роскошь и презрение ко всем, кто беднее, – привело к обострению противостояния «богатого Севера» и «бедного Юга», включающего в себя большинство стран Азии, Африки и Латинской Америки.

США, равно как и весь Запад, могли бы спасти себя, вложи они в 1990-е годы гигантские средства в создание «технологий новой эры»: нанотеха, принципиально новой энергетики, революционных методов лечения, систем с искусственным интеллектом и т.д. Нужны были принципиально новые виды транспорта, строительства, обработки металлов и многое-многое другое. Однако этого не произошло – мир и сейчас продолжает жить на открытиях и разработках, сделанных до конца 1960-х годов. Ракеты, спутники и многоразовые космокорабли, реактивная авиация, компьютеры, телевидение, роботы, ядерная энергия, лазеры, Интернет, мобильная телефония, биотех, кремниевая электроника, оптоволкно, антибиотики – все это детища и идеи нелиберальной, полусоциалистической, технократически-кейнсианской эры. Все это было создано и придумано до конца 1960-х, дальше подвергаясь лишь миниатюризации и частным усовершенствованиям. А дальше – застой. Оказалось, что финансовый капитализм может лишь бесконечно тасовать старые разработки, ничего качественного нового не создавая.

Но теперь США и Западу, чтобы выжить и справиться с вызовами времени, необходимы качественные скачки, эпохальные прорывы, сравнимые с ракетным, компьютерным и ядерным проектами 1940-1960-х годов. Но сейчас их не видно даже на горизонте. При всей своей перспективности натотехнологии требуют еще многих лет работы и астрономических вложений. Овладеть нанотехом оказалось на порядок более трудной задачей, чем освоить ядерную энергию.

В условиях потребительского антихристианского общества и финансового капитализма (с настроениями «после нас – хоть потоп», «о потомках пусть заботятся сами потомки» и «прибыль как можно скорее») совершить скачок в нанотехнологическую эру невозможно. А проблемы выживания подступают к Америке и ЕС уже сегодня.

СТАНЕТ ЛИ АМЕРИКА «БОЛЬШИМ НОВЫМ ОРЛЕАНОМ»?

Если отвлечься от пропагандистского потока о невероятной мощи и процветании США, то увидишь, что единственная супердержава год от года все глубже вязнет в тяжелых проблемах.

Катастрофа 2005 года (прорыв дамбы во время урагана) в Новом Орлеане показала, что американское общество до неприличия расслоилось и раскололось по имущественному принципу. Что в стране возник целый внутренний «третий мир» нищеты и озлобленности. И что, наконец, инфраструктура США износилась. Годы господства ультралиберализма, мании «сокращенного государства» и погони за скорыми прибылями дали о себе знать. Еще в 2001 году Американское общество инженеров в своем сенсационном докладе сообщило: инфраструктура Соединенных Штатов (дороги, мосты, городской транспорт, авиация, школы, водоснабжение, канализация, дамбы, утилизация отходов, водный транспорт) обветшали до опасной степени. Например, изношено 75% инфраструктуры средних школ, 54 тысячи систем водоснабжения городов устарели, большая часть из 16 тысяч канализационных систем США близка к выходу из строя. Нехватка финансирования канализации составляет до 12 млрд долл. В год. 2100 дамб Америки в 2001 году считались небезопасными, и этот вывод, увы, подтвердился в ходе Нью-Орлеанского «потопа». Энергетика? С 1990 года усиливается дефицит мощностей. Ежегодный ввод их в строй не превышает 7 тыс. мегаватт, тогда как нужно не менее 10 тысяч. Чтобы исправить ситуацию, США нужно вложить в инфраструктурные проекты 3,13 трлн долларов.

Таковы плоды господства финансовой, «постиндустриальной» элиты и последствия чрезмерного увлечения информационными технологиями в ущерб технологиям чисто физическим. Оказалось, что под разглагольствования американских интеллектуалов об «отмирании государства в новой эпохе», о «необходимости снижения вложений государства в экономику» в США шел банальный развал.

Америку тревожат проблемы, которым в рамках либерально-ультрарыночной финансовой модели нет решения. Одна из них – возможный крах пенсионно-страховой системы. Ведь стариков все больше, молодежи – все меньше.

Не забудем и об опасном разрыва в настроениях правящего в США истеблишмента и собственно американского народа. Такой видный социолог, как Самюэль Хантингтон в недавней книге «Кто мы?» указывает на еще одну мину, заложенную под здание американской государственности. Так, правящая клика финансистов, юристов и хозяев СМИ выступает за политкорректность, за углубление глобализации, за снятие всяческих барьеров на пути движения людей, товаров и капиталов. А основная масса граждан Штатов – категорически против всего этого! Они – за укрепление государства, патриотизм и протекционизм, против наплыва иммигрантов и готовности политического класса идти на поводу у всевозможных «меньшинств».

Правление Буша-младшего 2000–2008 года стало компромиссом, попыткой угодить всем. С одной стороны – приверженцам политкорректности и мультикультурализма, с другой – американским патриотам. Ничего хорошего из этого не вышло.

С самого начала администрации Буша пришлось бороться с нешуточными экономическими проблемами. Крах рынка Интернет-экономики, падение фондовых индексов потребовали «отвлекающего маневра» 11 сентября 2001 года. А затем – начала двух войн. Но не помогло – доллар, пусть контролируемо, но неуклонно, заскользил вниз, теряя статус ведущей мировой валюты.

Тогда политика Буша-младшего стала напоминать пародию на курс Рейгана. Как и в 1980-е годы, власти США стали одновременно снижать налоги и увеличивать затраты на государственные программы новейших вооружений. Вот только при Рейгане это делалось за счет раздувания государственного долга (ему тогда, кстати, было куда расти), а при Буше оный долг уже разросся до таких пределов, что угрожает существованию основы основ американской экономики – Его Величеству Доллару.

Проблемы, складываясь и усиливая друг друга, грозят самому существованию США. И потому вполне вероятно, что американцы не станут безвольно смотреть на это, а попробуют применить жесткую военно-технократическую диктатуру в попытке разрешить опасные противоречия и вывести страну на курс ускоренного научно-технологического развития, силой отстранив от власти дискредитировавшую себя финансовую элиту.

Как это может произойти? Тут возможны разные варианты. Исторический опыт говорит о том, что Америка, попав в тяжелый кризис, имеет тенденцию искать выход в диктатуре. Например, в 30-е годы американцы выбирали между авторитаризмом «Нового курса» по-рузвельтовски и фашистской диктатурой по версии сенатора Хью Лонга. В 1936 году Лонг был убит, и США пошли по рузвельтовскому пути.

Нам скажут, что из кризиса 1970-х годов Соединенные Штаты вышли без такого драматического выбора, на одном рейганизме, который на диктатуру, в принципе, не тянет. Но тяжесть того кризиса несравнима с нынешним бременем американских проблем. Сегодняшняя ситуация вызывает в памяти как раз образы Великой Депрессии, а не «тревожных 70-х».

«СВОБОДА» – МИФ ДЛЯ НАИВНЫХ

Но сможет ли диктатура добиться ускорения научно-технологического развития США? Ведь распространенное нынче мнение таково: тоталитаризм сковывает свободу творчества ученых, исследователей и изобретателей. Не дает им развернуться. А либерально-рыночный строй, наоборот, предоставляет почти безграничную свободу творчества.

Однако этот миф развеивается при столкновении с реальностью. Опыт говорит, что именно в нелиберальные, авторитарные периоды истории, с сильным участием государства в экономике, и происходили эпохальные прорывы в развитии. Именно тогда рождались грандиозные проекты, создавались «структуры прорыва», вовлекавшие в дело выдающихся ученых, что творили чудеса. А эпоха либерального рынка, наоборот, отличается застоем в технологическом развитии, «мелкотемьем».

Возьмем все то, что создал современный мир, и то, чем пользуется нынче финансовая элита. Компьютер – плод усилий двух проектов, порожденных авторитарными режимами: британским и американским времен Второй мировой. Его создавали в крупнейшем дешифровальном центре Англии, Блетчли-парке, и в рамках Манхэттенского проекта. Овладение атомной энергией и ракетной техникой – времена авторитарных режимов Рузвельта, Трумэна и Эйзенхауэра. В то же время рождается транзистор – основа кремниевой электроники.

Вспомним и то, что именно авторитаризм дал примеры больших инфраструктурных проектов, улучшавших состояние всей экономики в целом. Например, программа строительства гидроэнергетики на реке Теннеси в США 1930-х годов.

Сегодня временем востребованы новые суперпроекты: полеты на Марс, освоение Луны, создание новой энергетики, строительство межконтинентальных трасс нового скоростного транспорта. Вполне вероятно, что мобилизацию сил, средств и мозгов под них могут взять на себя жесткие режимы.

И вот еще одно важное обстоятельство: именно авторитарные режимы могут ставить перед страной задачи таких размахов, перед коими спасует любая транснациональная корпорация, любой капиталист. Да они даже поставить их не осмелятся! А поставив задачи, авторитарное государство может мобилизовать общество, преодолеть раскол между бедными и богатыми, заставив последних впрячься в общий «воз». Причем мегазадача, как правило, при своем выполнении «побочно» порождает новые отрасли промышленности, новые сферы бизнеса. Что, в конечном итоге, ведет к процветанию национального капитала и повышению благосостояния народа.

Скажем, «авторитарное» решение задачи выхода в космос породило множество новых предприятий в химии, в производстве новых полимеров, в металлургии, в электронике и сфере связи, в точном машиностроении, в индустрии компьютеров. И если завтра будет поставлена задача достижения Марса, то неминуем прогресс в нанотехнологиях, в освоении новых видов энергоустановок разных видов и т.д. Если задачей станет постройка, скажем, трансконтинентальных трасс поездов на магнитной подушке, то родится производство новых сверхточных станков с применением искусственного интеллекта и лазерной техники. Какой экономический и «ускоряющий» эффект может дать милитаризация космоса, мы уже не раз говорили.

Так что нет ничего утопического в том, что США попробуют выйти на передовые рубежи в мире за счет новой диктатуры. Не финансово-ультракапиталистической, а военно-технократической.

Но если это произойдет в США, цепная реакция установления диктатур прокатится по всему миру. Ведь ультралиберализм породил схожие с американскими проблемы и в Европе, и в Азии. И, естественно, в РФ.

И тогда мир снова войдет в эпоху авторитаризма. Как и в 1920-1930-е. Но такой поворот дела – это явный вызов для нас.

ОПАСНОСТЬ: КОРРУПЦИОННАЯ ДИКТАТУРА ДЛЯ РОССИИ

Гипотетическая американская диктатура будет носить милитаристский характер. Для выполнения мегазадач и сплочения общества «звездно-полосатой» диктатуре понадобятся и внешние враги, и войны. В число которых неминуемо попадет и Россия.

Нам придется отвечать на вызов Новой Америки и тоже строить свою диктатуру. Однако простое введение авторитаризма для нас – не выход. Диктатура в США может быть очень малокоррупционной и эффективной за счет применения передовых информационных и организационных технологий. За счет отработанных механизмов совместной оценки ситуации в элите и ее совместного действия ради достижения общих целей. Наконец, за счет высочайшего развития «мозговых фабрик» при центрах принятия решений, систем человеческо-компьютерного управления в кризисных ситуациях и т.д.

Всем этим РФ похвастаться не может. Попробуй создать диктатуру из нынешнего российского корпуса чиновников и олигархов – и ты получишь диктатуру низкотехнологическую. Коррупционную. С дилетантским подхдом к сохранению и развитию человеческого капитала, с крайне несовершенным, низкоинтеллектуальным механизмом принятия решений.

Одним словом – диктатуру бюрократов, привыкших «пилить» бюджетные деньги и платить гроши ученым мирового класса. В этом случае США, создав высокотехнологичную диктатуру, поднимутся вверх, а РФ – только опустится вниз, имея внешне все тот же авторитаризм. На что, кстати, уже сегодня надеются американские аналитики, предрекая российскому курсу на «укрепление государственности» полный крах.

И, надо признать, это – реальная опасность. Поэтому надо уже сейчас думать над тем, как изменить государственный аппарат РФ, и, в целом, решить вопрос о смены старых элит – новыми, способными ответить на вызовы будущего. 
Опубликовал noric, Автор/источник: М.Калашников/RPMonitor 

ссылка на источник


Вы здесь » День Сварога » форум » Как человечество проиграло космос бизнесу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC