День Сварога

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » День Сварога » форум » Закон табуретки


Закон табуретки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://www.ljplus.ru/img4/s/h/shurigin/_karikatura.jpg
Военные реформы министра обороны Сердюкова дорого обходятся России.

Кто из древних очень точно сказал: «Тот, кто не учит уроков Истории, того очень скоро из Истории вычёркивают!»

Как-то получилось, что весь анализ прошедшей в Южной Осетии войны сосредоточился на действиях войск в районе конфликта. О действиях армии пишут газеты и журналы. Им посвящаются телепрограммы и ток-шоу.

Безусловно, этот анализ крайне важен. И необходимо сделать правильные выводы, как из ошибок, допущенных войсками на поле боя, так и из удач и успехов нашей армии.

Но при этом из зоны внимания как-то выпали действия ещё одного ключевого участника этих событий – высшего военного руководства армии и главного военного органа управления – Генерального Штаба. А ведь без анализа их действий, любые выводы о войне будут не полными. Поэтому есть смысл закрыть этот пробел, и рассказать, что же собственно происходило в Москве, в дни юго-осетинского кризиса.

…КАК ЭТО БЫЛО В МОСКВЕ?

8 августа 2008 года застало Главное Оперативное Управление и Главное Организационно-Мобилизационное Управление в прямом смысле слова – на улице... В этот день, выполняя строжайшую директиву министра обороны Анатолия Сердюкова, управления занимались переездом. Десяток КамАЗов, выстроился у подъездов, и в них грузилось упакованное в ящики и узлы имущество двух главных управлений Генерального Штаба.

Новость о том, что Грузия начала военную операцию против Южной Осетии многие офицеры узнали лишь из утренних выпусков новостей. К этому моменту функционировавшая бесперебойно больше сорока лет система оповещения была демонтирована. Дежурных в управлениях и службах просто не было, так как дежурить было негде. Оповещать офицеров было некому. Поэтому ни о каком прибытии по тревоге офицеров и немедленном «включении» ГОУ или ГОМУ в ситуацию речи идти не могло. Включаться было некому и негде.

При этом само ГОУ уже два месяца было без руководства. Бывший начальник ГОУ генерал-полковник Александр Рукшин был в начале июня уволен за несогласие с планами Анатолия Сердюкова резкого сокращения Генштаба. Нового начальника ГОУ Сердюкову и начальнику Генерального Штаба Макарову за это время найти было не досуг. Исполняющий же обязанности начальника ГОУ первый заместитель Рукшина генерал-лейтенант Валерий Запаренко был вынужден в одном лице совмещать сразу несколько должностей, что не могло не отразиться на состоянии дел в ГОУ.

Всё это усугубилось тем, что к этому моменту ГОУ и ГОМУ оказались полностью отрезанными от войск. В очищенных под ремонт помещениях не только вся ЗАСовская связь, но даже и обычная «эровская» были уже отключены, а в новом здании её ещё просто не провели. В итоге, в самый драматичный момент цхинвальской драмы Генеральный Штаб России потерял управление войсками.

При этом, сам переезд никто не отменил и разворачивать работу пришлось фактически на колесах. В качестве средства связи с войсками использовалось несколько обычных телефонов открытой дальней связи в тех нескольких кабинетах, которые были определены под временное размещение министерских советников. Но больше всего выручали обычные «мобильники», с которых за свои деньги офицеры и генералы вели переговоры с коллегами из СКВО.

Рабочие группы разворачивались в любых мало-мальски пригодных помещениях бывшего штаба Объединённых Сил Варшавского Договора. В гримёрках, раздевалках, за сценой, в спортивном зале. Одно из направлений ГОУ вообще оказалось сидящим в оркестровой яме.

Только к исходу вторых суток удалось хоть как-то восстановить управление войсками и развернуть работу. Но эта неразбериха стала причиной больших человеческих потерь и ошибок.

Так, новый начальник Генерального Штаба до последнего момента не решался отдать приказ войскам на начало военной операции. После того, как грузины начали войну, командование миротворцев, дежурный генерал ЦКП и командующий СКВО неоднократно выходили напрямую на начальника генерального штаба с докладами о том, что наши миротворцы несут потери, что идёт уничтожение города с мирным населением, что необходима немедленная помощь и приведение в действие имеющихся на этот случай планов отражения агрессии, но НГШ всё тянул, непрерывно «уточняя» у высшего политического руководства, какими должны быть масштабы применения силы, хотя политическое решение к этому моменту уже было принято.

Именно с этим связана задержка с вводом войск, которая обошлась нашим миротворцам в несколько десятков убитых солдат и офицеров.

Первая директива, отправленная в войска, носила столь ограниченный характер, что почти сразу потребовала её дополнения новой. По первой директиве войска, вводимые в Южную Осетию, фактически оставались без прикрытия, так как директива касалась лишь частей и соединений СКВО…

По его же вине возникла несогласованность между видами вооружённых сил. Не имея опыта работы организации межвидового взаимодействия в самый ответственный момент начальник генерального штаба «забыл» о ВВС.

Директива войскам Северо-Кавказского военного круга ушла, а директива командованию ВВС не была отправлена. О ней «вспомнили» лишь тогда, когда войска, пройдя Рокский тоннель, оказались под ударами грузинской авиации. И ВВС пришлось уже, что называется «с колёс» вступать в операцию. Это явилось одной из причин столь высоких потерь в самолётах.

Потом точно так же «вспомнили» о ВДВ и директива ушла в штаб ВДВ. Именно этим объясняется то, что самые мобильные войска Российской армии оказались фактически в арьергарде военной операции.

Совершенно непонятно почему, в преддверии войны, когда непрерывно поступала информация о обострении обстановки вокруг Южной Осетии, руководство Генерального Штаба не приняло решение о разворачивании центрального командного пункта, который имел все возможности управлять войсками в районе конфликта, в ходе переезда двух ключевых управлений, но всё время войны работал в обычном «дежурном» режиме, занимаясь лишь отслеживанием обстановки, в то время как ГОУ и ГОМУ были фактически отрезаны от войск?

Эта война показала, что «вкусовой» подход к выбору начальника Генерального Штаба - ключевой для управления войсками в боевой обстановке фигуре неприемлем. Азарт министра обороны Сердюкова, тыкавшего в карту пальцем с предложением разбомбить «вот этот мост», по-человечески понятен, но он не имеет ничего общего со стратегией и оперативным искусством, которые, собственно, и решают судьбу войны. В самый ответственный момент нужных профессионалов на месте не оказалось…

При этом господин Сердюков очень ловко всю ответственность за потери взвалил на тех, кого он сам же и поставил в катастрофическую ситуацию.

Так, на разборе в Генеральном Штабе по итогам грузинской компании он ничтоже сумняшеся, всю вину за неразбериху начала войны возложил на сидящих перед ним в зале офицеров и генералов, которых сам же фактически выкинул в пустоту.

При этом, впервые за всю историю Генерального Штаба, министр обороны России принародно просто перешёл на мат. Не стесняясь в выражениях, он с трибуны устроил разнос руководству за большие потери личного состава и техники.

Видимо, у Сердюкова именно такое представление о том, как надо общаться с «зелёными человечками» - именно так ближайшее окружение министра – всякие советники и помощники между собой называет военных.

Замечу, что подобного хамства себе прилюдно не позволял ни один министр обороны, начиная ещё с наркома Тимошенко…

http://www.ljplus.ru/img4/s/h/shurigin/400188.jpg

Почему же мы победили?

Потому, что войска и штабы готовились к этой войне.

Потому, что ещё с весны, когда началось резкое обострение ситуации вокруг Цхинвала, Генеральный Штаб начал разработку операции по принуждению Грузии к миру. Именно эти задачи отрабатывались на весенних и летних учениях СКВО.

Мы победили потому, что в штабах всех уровней находились разработанные детальные планы на случай начала этой войны. И заслуга в этом того самого ГОУ, которое было фактически разгромлено господином Сердюковым.

Мы победили потому, что в хаосе неразберихи и растерянности нашлись те, кто взял на себя ответственность. Кто в отсутствии внятных и чётких указаний из Москвы принял решение начать действовать по тем планам, которые были отработаны.

Но высокие потери в людях – 71 человек убит, технике – больше 100 единиц и 8 самолётов - это та плата, которую заплатила армия за волюнтаризм и самодурство некоторых высших чиновников.

Можно представить каким страшным моральным поражением для нового президента России Медведева стал бы военный провал в Южной Осетии, как бы это ударило пор престижу премьера Путина. А ведь избежали мы его с огромным трудом – упусти мы ещё 2-3 часа и Цхинвали бы пал, грузины перерезали бы Транскам и спасать нам было бы уже некого…

БОЛЬШОЙ ПОГРОМ

Столь откровенный провал работы Генштаба стал последним и закономерным итогом целой цепи ошибочных решений, принятых господином Сердюковым на посту министра обороны.

Рассказывать о них можно очень долго, но чтобы не растекаться «мысью по древу», стоит до самых истоков проследить историю со злополучным ремонтом, которая позволит понять мотивы поступков нынешнего министра обороны и стиль его работы.

Начнем с того, что здание генерального штаба это одно из самых новых в зданий комплекса министерства обороны России. Оно было сдано в 1982 году.

Огромные мраморные панно с ретроспективой битв русской и советской армии были созданы самыми известными художниками. Отделка здания мрамором, уральским камнем, змеевиком м гранитом гарантировала как минимум пятидесятилетнюю эксплуатацию здания без капитального ремонта.

При этом в самом здании продолжались работы по его обустройству и модернизации.

Всего два года назад на этажах занятых ГОУ и ГОМУ был закончен ремонт. Все кабинеты были объединены специальной оптоволоконной сетью, гарантировавшей полную секретность обмена информации, сюда была проведена самая современная связь. Для залов, где были развёрнуты серверы и другое оборудование были установлены специальные системы микроклимата, развёрнута самая современная система пожаротушения, все помещения были надёжно экранированы от любого внешнего проникновения. В общей сложности на этот ремонт было потрачено больше 100 миллионов долларов.

Ещё несколько миллионов было потрачено на ремонт «министерского» этажа перед приходом туда бывшего министра обороны Сергея Иванова. Тогда здесь был проведён капитальный ремонт с полной заменой мебели и всей оргтехники.

Казалось бы, после такого ремонта, новому министру обороны, да ещё с лаврами «реформатора», сам Бог велел с головой погрузиться в работу по реформированию армии, забыв о собственном благе и достатке.

Но вышло всё наоборот.

Реформу министр обороны Сердюков почему-то решил начать с себя, точнее со своих апартаментов, а ещё точнее – с их расширения до масштабов ранее невиданных. Даже в эпоху СССР, когда армия у нас насчитывала больше четырёх миллионов «штыков», аппарат министра обороны занимал половину этажа нового здания Генерального Штаба. Теперь же, как минимум, заберут полтора.

Но это и понято! Ведь это только полковники ГОУ или ГОМУ могут сидеть по четыре пять человек в одном кабинете, а «девочки» Сердюкова, как между собой называют друг друга помощницы министра обороны, больше чем по одной сидеть не желают. К тому же и объём помещений необходимый для лёгкого дыхания «девочек» и «мальчиков» министра никак не сравнишь с теми, в которых привыкли жить и работать «зелёные человечки» - офицеры, рядом с которыми работают. Поэтому ещё с прошлой осени по этажам и кабинетам ГОУ и ГОМУ стали шнырять юркие господа, представлявшиеся то дизайнерами, то архитекторами, то прорабами, которые что-то замеряли и записывали.

А с весны грянул ремонт. Да не просто ремонт, а всем ремонтам ремонт! От былой советской мраморно-гранитной роскоши не осталось и следа. Сокрушённые кувалдами вездесущих «гастарбайтеров» из среднеазиатских республик, которые странным образом без всякой проверки получили доступ на один из самых секретных объектов российской армии, все панно и вся облицовка превратилась в груду щебня.

При этом часть «гастарбайтееров» фактически живёт в ремонтируемом здании. Дошло до того, что один из залов ГОУ набожными мусульманами из состава строительных бригад превращён в филиал мечети и по вечерам там с ковриками собираются строители, что бы совместным «Аллах Акбар!» отметить строгие дни поста Рамадан. По словам охраны, мусульманские песнопения в темном здании Генштаба звучат настолько непривычно, что вызывают оторопь…

При этом, нельзя не вспомнить о судьбе первого президента Чечни Ахмата Кадырова, который был взорван с помощью фугаса, который был замурован в стену спортивной ложи стадиона ещё при строительстве. Кто и как контролирует работу набожных мусульман – неизвестно. Но масштабы ремонта потрясают.

Переделывается буквально всё - от парадного подъезда, к которому изволит подъезжать господин Сердюков,( к нему теперь пристроена специальная галерея, защищающая его от посторонних глаз), лестниц, до лифтов и, естественно!- полной замены уникальной дубовой мебели, которую специально для министра привезли со склада. Эта мебель показалась министру не соответствующей его статусу, и он приказал заменить её на более подходящую. Но тут с ним спорить трудно – в чём - в чём, а в мебели наш министр настоящий дока!

А за тем наступил черёд и развёрнутых здесь управлений ГОУ и ГОМУ. Несмотря на все обоснования и объяснения, оба управления получили приказ собирать манатки и переезжать во «временные» помещения.

То, что эти помещения совершенно не готовы к приёму столь серьёзных структур, министра обороны совершенно не волновало, как не волновало его и то, что в них не было ни связи, ни условий для нормальной работы. Не волновало его даже то, что там не обеспечивается режим секретности и закрытия от технического проникновения, что там не было никаких хранилищ для совсекретных документов, которых за ГОУ и ГОМУ числится не одна тысячи единиц. Что нет даже сигнализации в помещениях, куда свезли аппаратуру на сотни тысяч долларов. В ответ на все объяснения военных Сердюков только иронично пожал плечами, мол, хватит смешить народ своей «секретностью»! Ремонт должен быть начат своевременно! Прорабы это наше всё!

И, как уже было сказано выше, 8 августа офицеры и генералы ГОУ встретили войну, таская на своих горбах имущество в КамАЗы тыловиков. А за их спиной всё те же молчаливые азиаты-гастарбайтеры уже крушили молотами стены и перекрытия, разрывая оптоволокно и плюща в лепёшки блоки электронной защиты, сбивая «кубы» кондиционеров и стойки связи.

Во что обошлась эта бездумная спешка армии теперь знают вдовы, сироты и родители погибших в Грузии солдат и офицеров.

А вот сумму, в которую обходится этот министерский «ремонт» российскому налогоплательщику, думаю, что знают очень не многие. А озвучить её стоит. На ремонт всего семи этажей здания Генштаба уже выделено 10 МИЛЛИАРДОВ (!!!) рублей, но, как говорят, финансисты это не окончательная цифра. Не исключено, что она вырастет ещё на четверть…

Официально объявлено, что перевод этот «временный» и после ремонта министерских этажей всё вернётся «на круги своя». Впрочем, офицеры не питают особых иллюзий на возвращение назад. Им уже объявлено, что часть здания Генерального Штаба будет передана под офис банка «ВТБ», а в другой его части будут открыты магазины и спортивно-оздоровительный комплекс для персонала министерства обороны. Всё для тех же «девочек» и «мальчиков» Сердюкова.

Ну а уж ГОУ и ГОМУ останется то, что останется. Тем более, что от самих ГОУ и ГОМУ к этому моменту останется уже очень не многое. Господин Сердюков уже объявил о том, что они будут сокращены на 60% для экономии государственных средств и оптимизации. Например, в том же ГОУ из 571 офицера останется 222.

Вообще, подход нового министра к «экономии» денег отличается своеобразностью.

На то, что бы переодеть к параду десять тысяч солдат и офицеров парадного расчёта, деньги нашлись мгновенно. При этом один комплект формы от Юдашина обходится министерству обороны в 50 тысяч рублей. Шинель из этого комплекта стоит 12 тысяч рублей – как в хорошем бутике! А за обычный форменный галстук российский налогоплательщик выкладывает фирме Юдашкина аж 600 (!!!) рублей. При этом часть формы по странному стечению обстоятельств шьётся в городе Санкт-Петербурге – родном городе нашего министра. А вот одеть и экипировать должным образом десять тысяч солдат и офицеров 58 армии, которых, как показывали все прогнозы и данные разведки, ждала скорая война – денег не нашлось.

http://www.ljplus.ru/img4/s/h/shurigin/da0b94abc895.jpg
На ремонт собственных апартаментов министром были изысканы и брошены миллиарды рублей, а вот на то, что бы закупить для воюющей армии приёмники ГЛОНАСС денег за два года его министерства почему-то так и не нашлось.

Впрочем, может быть, министр просто не успел заняться перевооружением армии, занимаясь наведением порядка на своём рабочем месте?

Посмотрим, что это за порядок.

Например, раньше обслуживание здания Генерального Штаба велось силами специальной комендатуры эксплуатации нового административного здания. В ней служило триста офицеров, прапорщиков и контрактников. Офицеры – инженеры занимались эксплуатацией технических систем здания, прапорщики – техническим обслуживанием и ремонтом, контрактники – в основном женщины занимались уборкой в здании и поддержанием в нём порядка. В год на функционирование этой комендатуры выделялось 15 миллионов рублей.

На очередном совещании у министра, работа этой комендатуры была приведена как образец порочной структуры и пример неразумного расходования денег и нецелевого использования военных должностей. Комендатуру упразднили. Вместо неё, как это теперь модно, был проведён конкурс на нового подрядчика по обслуживанию здания. Этим подрядчиком стала фирма «БиС».

Теперь в здании Генерального Штаба всем хозяйством и уборкой заведует «БиС». Её уборщицы получают от 12 (зарплата майора ВС РФ) до 24 тысяч рублей (зарплата полковника с полной выслугой лет), а общие затраты на обслуживание здания составляют теперь аж 18 МИЛЛИОНОВ рублей в месяц! – 216 миллионов в год! Итого, после министерской «оптимизации», расходы на содержание и обслуживание здания увеличились в четырнадцать раз!

Зато теперь министр может гордиться – ставки солдат и офицеров сэкономлены, эти деньги уходят «по профилю» - в карман коммерсантов.

Надо ли говорить, что фирма «БиС», выигравшая конкурс у фирм конкурентов, по странному стечению обстоятельств оказалась родом из Питера, откуда, как известно, вышел сам министр…

Теперь министр Сердюков заявляет, что в нашей армии непропорционально много офицеров. Мол, в армии США (!!!) их куда как меньше в расчёте на сто солдат. И по итогам его «анализа» в ближайшие годы под топор сокращений будет отправлено не менее двухсот тысяч (!!!) офицеров и прапорщиков. Для восстановления, так сказать, «правильных американских пропорций».

На примере упразднённой комендатуры можно легко посчитать, во сколько обойдётся Вооружённым Силам это сокращение. И сколько новых «БиСов» выиграют конкурсы на право припасть к щедрому военному бюджету…

2

МЕДВЕДЬ-ВОЕВОДА


...Вообще реформаторский запал нового министра всё больше напоминает известную басню Салтыкова-Щедрина про медведя-воеводу, разорившего всё, что только можно.

То Сердюков вознамеривается вооружить армию английскими снайперскими винтовками, решив после одного из частных разговоров, взамен существующей армейской снайперской винтовки СВД и перспективных снайперских комплексов закупить несколько тысяч английских снайперских винтовок L96. И на целые месяцы отделы и управления генштаба погружаются в доказательство вредности и непродуманности такого решения. Только когда специально для министра на полигоне устроили сравнительные стрельбы имеющихся и перспективных российских винтовок и предлагаемой им английской, по итогам которых серьёзного превосходства "англичанки" над отечественными образцами не было выявлено — министр на тему "англичанки", стоившей в 5 раз (!!!) дороже российских аналогов, успокоился... 

Можно, кстати, легко представить судьбу этого «перевооружения», случись оно в реале. Реакция Великобритании на войну в Южной Осетии была крайне негативной и антироссийской. Понятно, что контракт был бы разорван и, в лучшем случае, российская армия осталась без возможности закупать запчасти к этим винтовкам, а то и просто с недопоставкой…

То министр лично на командном пункте определяет цели для нанесения авиаударов в районе боевых действий – разглядев на карте мост или здание, тут же подзывает представителя ВВС: «Давайте вот этому мосту бахнем!»

То, устав от лишнего груза, избавляется от «ядерного чемоданчика» - переносного терминала "Чегет", системы управления ядерным оружием, являвшегося обязательным атрибутом его должности, от которого зависит безопасность страны.

Но это ещё достаточно безобидные вспышки реформаторской активности. Куда трагичнее его глобальные «прожекты».

Сейчас министром снова «активирована» известная директива от 21 февраля 2008 года о замещении должностей офицеров и прапорщиков гражданскими специалистами.

Полгода назад, после почти единодушного протеста специалистов, доказавших абсурдность и непродуманность этих планов, её быстренько отозвали, но не отменили, а положили под сукно. Тогда эксперты доказали, что исполнение этой директивы приведёт к тому, что в боевой обстановке неизбежно возникнет хаос и дезорганизация, т.к. не связанный присягой и обязанностью подвергать свою жизнь риску, гражданский персонал может спокойно игнорировать любые приказы, представляющие угрозу жизни. В мирное же время это «распогонивание» приведет к развалу тех немногих оставшихся эффективно функционирующих систем и массовому уходу специалистов из армии.

И вот теперь, после военной компании в Южной Осетии, эту директиву вновь извлекли на Божий свет. Теперь эти повальные сокращения идут уже под флагом общей «оптимизации» численности армии. Военным медикам уже объявили о планах сокращения до 2012 года 66 госпиталей. Врачам офицерам предполагается демобилизоваться и приступить к работе в качестве гражданских специалистов. Объявлено, что из 14 тысяч военных врачей к 2012 году оставят лишь 4 тысячи.

А ведь военная медицина, сегодня одна из немногих эффективно функционирующих систем нашей армии. В ходе последней войны (Чечня) военные медики смогли добиться впечатляющих результатов, когда уровень смертности раненых, доставленных в госпитали, снизился до менее чем 1 процента. В военной медицине сегодня сосредоточены блестящие врачебные кадры, развёрнуты и функционируют высококлассные лечебные учреждения.

Иначе чем погромом эту «оптимизацию» военной медицины не назовёшь!

Главная проблема в том, что почти все решения принимаются Сердюковым кулуарно, в кругу советников и приближённых. Без какого либо широкого обсуждения со специалистами и экспертами. Совершенно непонятно, откуда такая вера в собственную непогрешимость «военного эксперта» у человека, проработавшего с 1985 по 1993 год в системе Ленмебельторга с военным опытом ефрейтора-срочника?

Сейчас Сердюков объявил о том, что существующая численность Вооружённых Сил – 1 миллион 100 тысяч человек «слишком велика», хотя ещё три года назад бывший министр обороны Сергей Иванов горячо убеждал россиян в том, что тогдашнее сокращение армии на 100 000 человек последнее, и что численность российских Вооруженных Сил теперь (2005 год) доведена «до оптимального состава» в 1,2 млн. человек.

С тех пор армию сократили ещё на 100 тысяч человек. И вот теперь грядёт новое масштабное сокращение – 100 тысяч до 2016 года. При этом в окружении министра не скрывают, что и оно не последнее. Мол, «оптимальная» численность российской армии должна составлять не более 800 тысяч человек.

Кто и как определил эту цифру – непонятно.

Самые смелые из министерского окружения туманно говорят о том, что, мол, большей численности российский бюджет просто не потянет.

Конечно, не потянет, если каждой фирме, занимающейся уборкой и эксплуатацией зданий минобороны платить в год по 216 миллионов рублей – треть годового денежного содержания всех военных врачей России, а на ремонты министерских апартаментов тратить по 10 миллиардов рублей.

Но во всех этих сокращениях и рассуждениях о том, под какой бюджет какую численность армии можно подогнать, из внимания чиновников выпал один ключевой вопрос – собственно, а против кого эта армия будет воевать? Кто наш вероятный противник? С кем нам, возможно, в обозримом будущем придётся скрестить траектории ракет и инверсионные следы самолётов?

По уму, именно с этого и начинается и военное планирование, и военная реформа.

Потому, что чиновники могут сколько угодно подгонять размеры армии и военного бюджета под свои представления о «сбалансированной экономике», но если эти объёмы не гарантируют уверенного паритета в будущем, и не обеспечивают нужд обороны, то все эти «оптимизации» есть не более чем откровенное вредительство и преступление.

Напомню, что в 1998 году, когда санкции с Югославии были сняты, мы предложили правительству Милошевича провести закупки любого вооружения, которое Россия выставляла на внешний рынок. Тогда министры финансов и экономики югославского правительства, точно так же как сейчас наши «кудринцы», заламывая руки, начали доказывать Милошевичу, что югославская экономика не выдержит массовых закупок оружия у России. Что у Югославии нет лишних денег на С-300 и другие подобные системы. Что военный бюджет должен быть «сбалансированным». В итоге, сербы так ничего у нас и не купили, поддерживая «сбалансированность» своей экономики. А менее чем через год воздушная армада НАТО не оставила камня на камне от сербской экономики буквально «вбомбив» Сербию в каменный век – разрушив даже электроэнергетическую сеть Югославии и погрузив её во тьму. Тогда все, вдруг, сразу вспомнили о русском «С-300», который, оказывается, так необходим Сербии, но которого в нужный момент не оказалось…

Так с кем же нам, возможно, придётся столкнуться в будущем?

С мифическими «международными террористами» Бен Ладена, которых семь лет разыскивает по всему миру американская армия, попутно оккупируя страны и подчиняя себе целые регионы?

А может, стоит просто внимательнее приглядеться к тому, что творится на границах России? Например, к тому, что ближайшей перспективе с высокой вероятностью в той же Грузии будет развёрнута группировка американских войск, что базы НАТО вплотную подошли к российским границам, что флоты НАТО уже сегодня демонстративно входят в район российско-грузинского конфликта, а военно-транспортная авиация США в пожарном порядке перебрасывает военные подкрепления Саакашвили. А что будет завтра – можно только гадать, учитывая, что грузинское руководство совершенно не собирается смиряться с потерей Абхазии и Южной Осетии.

Хотелось бы услышать от «стратега» Сердюкова внятные оценки грядущих угроз и то, как после всех этих сокращений Россия будет способная защитить свой суверенитет и свои национальные интересы?

Впрочем, господин Сердюков не очень любит публично высказываться по военным вопросам. То ли в силу природной скромности, то ли в силу своей слабой компетенции в этих самых вопросах. Впрочем, ещё один этап военной реформы им начат.

Рядом со старым зданием министерства обороны на улице Знаменка начат капитальный ремонт особняка под резиденцию министра обороны и его ближайших помощников. Сумму, в которую он обойдётся российскому налогоплательщику, в Министерстве Обороны назвать отказались...

P.S.

Закон табуретки гласит – если вы подбрасываете в воздух табуретку, не надейтесь, что она начнёт летать как птица, но можете быть уверенным в том, что рано или поздно вы получите ей по голове…

3

http://www.ljplus.ru/img4/s/h/shurigin/80980375.jpg
МЕБЕЛЬ БЫ ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ
Итак, наш господин министр обороны Сердюков нарушил режим молчания и, собрав у себя приближённых журналистов, объявил, наконец, нам о своих далеко идущих планах военной реформы.

Планы эти впечатляющие. Причём всё больше по части сокращений.

«Оптимизация», как говорится, на марше!

В Сухопутных Войсках количество частей и соединений уменьшится в двенадцать раз, в ВВС-ПВО почти в два раза, в ВМФ тоже в два раза. РВСН сократят на треть, ВДВ на двадцать процентов!

О перевооружении и темпах поставки новой техники министр не проронил ни слова.

Поэтому всерьёз обсуждать его планы о переводе Вооружённых Сил с «четырёхступенчатой» системы управления на «трёхступенчатую», я не буду за отсутствием какой-либо внятной информации по этому поводу. Тем более что самые скромные подсчёты, во что обойдётся такая «реорганизация» армии, выводят на такие цифры расходов, что все затраты правительства на нынешний финансовый кризис могут показаться лишь сиротским взносом. Замечу лишь, что существующая инфраструктура наших Вооружённых Сил позволяет лишь крайне ограниченно «экспериментировать» с бригадно – «оперативно-командным» устройством.

В военном бюджете этого года на эту тему нет ни строки. Будущего бюджета тоже никто не видел. И говорить поэтому не о чем. А вот о других реорганизациях министра поговорить стоит.

Итак, наш министр решил ускоренными темпами – за три следующих года «оптимизировать» офицерский корпус. Оказывается, есть какой-то «мировой опыт», на который опирается в определении численности офицерского корпуса наш министр. Правда, чей этот опыт, и насколько он подходит нам – Сердюков не уточнил. Как не уточнил и то, кто же является автором этой реформы, на основании каких выкладок и моделей она создавалась и с кем обсуждалась. Но бодро доложил, что из 310 000 офицеров, числящихся сегодня в нашей армии, через три года останется 150 000. То есть уволен будет каждый ВТОРОЙ!!! офицер. Дальше министр обороны пустился в лекцию по геометрии, из который мы узнали, что в армии должна быть некая «пирамида», а у нас сейчас, оказывается, какое-то «яйцо». И поэтому поводу за следующие три года каждый второй офицер будет «оптимизирован». То есть – уволен.

Геометрия, пирамиды и круги это, конечно, хорошо. Но в школе господин Сердюков учился, видимо, не очень, и потому обнаружил среди геометрических фигур какие-то «яйца», хотя это скорее из биологии или анатомии. В геометрии же есть эллипсы…

При этом министр с азартом объяснил, что сначала уволят всех кто достиг предельного возраста службы – 26 000 в этом году и 9 000 в следующем, а за тем уволят 117 000 «остальных».

При этом как заботливая мамаша господин Сердюков уже, оказывается, встретился с «полпредами» Президента и обсудил с ними судьбу увольняемых. И они (полпреды) их (уволенных), оказывается, ждут – не дождутся с распростёртыми объятиями в «народном хозяйстве».

И как-то сразу представились полпреды по Сибири и Дальнему Востоку Квашнин с Исхаковым в ожидании марширующих в Магадан, Якутию и Тунгуску колонн уволенных офицеров. Тут, как говорится, Павел первый с его легендарным полком, отправленным в Сибирь, нервно курит в стороне…

А если серьёзно, то у всех, кто хоть в малейшей степени знает военное дело и положение в Российской Армии, от выступления министра Сердюкова просто полезли глаза на лоб.

Подгонять армейскую организацию под геометрию – до этого не доходил ещё, пожалуй, никто! Но речь не о пирамидах и не о «яйцах» министра Сердюкова.

Поражает воистину вопиющая некомпетентность министра обороны Анатолия Сердюкова. Всерьёз выдавать ошибочные, а в некоторых случаях и откровенно вредительские решения за «революционные» и «реформаторские» можно только в том случае, когда вообще не представляешь, о чем же, собственно, вообще идёт речь.

Речь об армии.

А точнее о том, от кого же хочет избавиться как от «балласта» мешающего стройности «пирамиды» Сердюков?

Чтобы понять это надо сделать небольшой экскурс в историю.

1991 год был последним годом полноценной боевой учёбы российских Вооружённых Сил. После него настил фактический паралич. Уже к 1993 году финансирование боевой учёбы упало более чем в 10 раз. А к 1995 году она практически замерла даже на уровне индивидуальной подготовки солдата.

В тех же ВВС налёт в авиации упал до 10-15 часов в год, что не обеспечивало даже минимального уровеня безопасности полетов. Летчик, поднимающийся в небо с таким налетом, ежеминутно рискует своей жизнью, как гонщик, вышедший на гонки «Формулы1» без всякой предварительной подготовки и опыта вождения болида. Но даже этот «минимум» налёта был доступен далеко не всем. Так, например, из 1500 летчиков, выпустившихся из училищ с 1995 по 2000 год, 400 лётчиков вообще ни разу (!!!) за эти годы не поднялись в небо.

Если в 80-х годах первый класс пилоты получали в 27 – 29 лет, то к середине 90-х этот возраст отодвинулся до 35 – 37 лет.

Не лучше были и дела на флоте. Если в 1991 году наплаванность надводных кораблей составляла в среднем 120 суток, а для кораблей несущих боевую службу — более 200 суток, наплаванность АПЛ в среднем составляла 180 суток, а дизельных — 210 суток, то уже к 1994 году наплаванность для надводных кораблей упала до 10 суток, атомных подводных — 15 суток, дизельных — 12.

При этом научно обоснованный минимум для всех классов кораблей составляет 60 суток.

В Сухопутных Войсках столь очевидных для неискушённого в военных делах читателя критериев подготовки офицеров нет. Но и здесь уровень упал обвально! Если до 1991 года батальонные и полковые учения были обязательным элементов каждого периода обучения, и количество полноценно подготовленных комбатов и командиров полков мерялось сотнями, то уже к 1994 году даже батальонные учения перестали проводиться, не говоря уже о полковых и дивизионных, а количество командиров дивизий, командующих полноценными дивизиями вообще сократилось до пальцев одной руки.

Небольшой толчок росту уровня подготовки офицеров СухВо дала первая чеченская компания, выдвинувшая несколько десятков талантливых генералов и командиров частей. Но это, опять же, были офицеры и генералы выросшие как профессионалы ещё в Советской Армии. К тому же большая часть из них вскоре после этой войны была уволена.

И лишь в 2004 – 2007 году началась постепенная реанимация Армии и восстановление полноценной боевой учёбы, которую ещё и до сего дня нельзя назвать полноценной.

Я напомнил эти цифры и факты для того, чтобы наглядно показать качественную разницу в уровне подготовки офицеров до 1991 года и после 1991 года. Фактически сегодня офицерский корпус России по уровню своего образования и подготовки разделён на две неравные части. Это постепенно уменьшающаяся доля старших офицеров, успевших послужить в Советской Армии и получить там достаточно высокий уровень подготовки и огромная масса молодых офицеров, пришедших в армию после 1991 года. Среди них не мало профессионально подготовленных командиров, но общий уровень их подготовки, конечно, серьёзно уступает тому, которым обладают «советское» поколение офицеров. И это понятно – их становление пришлось на период, когда боевая подготовка войск была фактически свёрнута.

Одним из важнейших принципов нашей армии, её уникальной стороной являлась непрерывная учёба офицеров. Вопреки мнению дилетантов и обывателей, учёба офицера никогда не ограничивалась классическими ступенями «училище – академия - академия Генерального Штаба». Это были скорее карьерно-служебные ступени, определявшие карьерный рост офицера. Но как профессионал он складывался и рос в войсках, где действовал принцип «Старший учит младшего». Командир роты обучал своих взводных и соответственно определял наиболее перспективных офицеров, комполка – комбатов, комдив – командиров полков и так вплоть до командующего округом. Эта вертикальная учёба позволяла все эти годы сохранять непрерывную преемственность офицерского корпуса и его высокий профессиональный уровень.

Но из-за сворачивания боевой учёбы, массовых сокращений эта система подготовки так же стала терять свою эффективность. В войсках стали расти комбаты и командиры полков не имеющие опыта реального боевого управления батальонами и полками. Прошедшие чисто «административное» командование этими штатными единицами, многие из которых числились таковыми лишь на бумаге. Всё это привело к тому, что сегодня войска испытывают огромный дефицит полноценно подготовленных комбатов и командиров полков. Доходит до того, что обучением их приходится заниматься управлению армий и округов, где ещё сохраняется ядро офицеров помнящих навыки такого командования.

И что же сегодня предлагает нам господин Сердюков?

А сей господин из Ленмебельторга с компанией неких анонимов «советников» предлагает «ускоренно» уволить всех офицеров выслуживших максимальный срок службы. В этом году 26 000, в следующем – 9 000.

То есть попросту «зачистить» тот костяк офицеров и генералов, который ещё способен полноценно управлять войсками, восстановить их боеспособность, организовать полноценное обучение армии. Напомню, что те, кто в советское время успел вырасти хотя бы до командира роты, сегодня имеют выслугу не меньше 23 лет. То есть под эти сокращения попадают почти все самые подготовленные и опытные профессионалы от командиров дивизий и командармов, офицеров органов военного управления до преподавателей военных училищ, академии.

Уже ГОД (!!!) Сердюковым не подписываются никакие представления на продления сроков службы, но зато с механичностью деревообрабатывающего станка штампуются приказы на увольнения. Увольняются Герои СССР и России, профессионалы прошедшие по несколько войн, кандидаты, доктора и профессора наук. Доходит до абсурда – некоторые офицеры уже по году-потора находятся на генеральских должностях, но не получают звания только потому, что получив его, автоматом получат продление предельного рока службы на 3-5 лет. А это не входит в планы господина Сердюкова и, по достижении предельного для полковников возраста, их увольняют на пенсию. Так Сердюков "накапливает" эти 26 000 офицеров.

Иначе чем погромом армии этот волюнтаризм министра обороны назвать нельзя!

Сохраняющиеся в армии советские профессионалы это поистине «золотой фонд» армии. Её опора и костяк. И вместо сердюковских повальных сокращений и увольнений необходимо наоборот – максимально удерживать их на службе, пока не будет полноценно восстановлены утраченные за эти годы возможности армии и флота.

В тех же Военно-Воздушных Силах во всём мире идёт борьба за то, чтобы продлить срок службы военных лётчиков. В США существуют специальные программы направленные на реабилитацию лётчиков и продление их лётной «жизни».

Цикл службы лётчика таков, что пика обученности лётчик достигает только через семь – десять лет после начала службы, получив квалификацию военного лётчика первого класса. И далее наращивает опыт, который выражается в часах налёта. При этом, полной выслуги лётчик достигает уже к 33-35 годам – через 10 – 12 лет после училища, так как в реактивной авиации год службы приравнивается к двум. Фактически после этого, если лётчик не сделал карьеру (а далеко не каждый хороший лётчик способен стать хорошим авиационным командиром) каких-либо серьёзных стимулов служить у него уже нет. Кроме того, существуют и предельные сроки службы для младших офицеров. И в советское время, чтобы продлить срок службы лётчика, была введена специальная должность «старший лётчик» - ведущий пары, с капитанской категорией. Это позволяло сохранять опытных лётчиков в строю довольно долго – как минимум до сорока лет.

При этом штатная «пирамида» авиационного полка, о которой так любит вещать господин Сердюков, скорее напоминала «квадрат» или «прямоугольник» в терминах нашего министра. В советской трёхзвеньевой эскадрильи было по штату девять должностей младших офицеров и почти столько же старших. А в авиационном истребительном полку лётчиков в звании от майора до полковника иногда было в полтора раза больше чем лейтенантов и старших лейтенантов. Такова специфика службы мирного времени, когда в отсутствии боевых потерь происходит «накопление» лётчиков, и соответственно накопление старших офицеров. Но при этом содержать полностью готового опытного лётчика даже в звании полковника для страны более экономически выгодно, чем постоянно тратить миллионы рублей на подготовку нового лётчика до этого уровня.

В советское время, когда были совершенно другие подсчёты расходов, по словам тогдашнего командующего авиации ПВО генерал-полковника подготовка лётчика с курсантской скамьи до уровня первого класса обходилась примерно в миллион рублей.

Поэтому каждый «лишний» год службы лётчика после достижения им максимальной выслуги это не только сохранение опытного бойца в строю, но и огромная экономия для страны.

В следующие четыре года предельные сроки службы по должности и выслуге закончатся у почти тысячи пятисот лётчиков. И всех их по приказу Сердюкова ждёт немедленное увольнение.

Иначе чем вредительством эти планы господина бывшего директора Ленмебельторга назвать нельзя.

А теперь ещё об одной стороне Сердюковской «реформы» - социальной.

Как о само собой разумеющейся мелочи Сердюков сообщил о готовности в следующие три года уволить 117 000 офицеров, которые по действующим законам об обороне имеют все права на дальнейшую службу. Не погружаясь в тему того, как будут определяться структуры переводящиеся на гражданку – это тема отдельной публикации ибо «распогонивание» той же военной медицины приведёт к её краху как эффективной системы, стоит просто подсчитать во что обойдётся стране столь «ускоренное» увольнение офицеров?

Каждый из них, в случае досрочного увольнения, должен быть обеспечен квартирой, ему должны быть компенсированы его материальные потери и предложено достойное трудоустройство.

Сердюкову и его советникам просто не досуг подумать, сколько тысяч судов ждёт Министерство обороны впереди? Какой социальный заряд ненависти обрушится на правительство и президента из-за этих необдуманных решений.

История повторяется. В конце восьмидесятых у нас уже был один министр. Правда иностранных дел - Шеварднадзе, который на пару с тогдашним президентом Горбачёвым подмахнул договор об «ускоренном» выводе наших группировок из Восточной Европы. Тогда эта авантюра обернулась громадной трагедией Советской Армии, когда сотни тысяч солдат и офицеров были вышвырнуты в голые пустые поля, в палатки, в никуда.

Сегодня Сердюков, похоже, собирается сделать тоже самое.

Выкинуть на улицу 117 000 офицеров за три года это как раз в духе незабвенных Шеварднадзе и Горбачёва. Осталось только узнать, готов ли примерить горбачёвские лавры Медведев?

При этом, одновременно разворачивается федеральная целевая программа "СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ ДОЛЖНОСТЕЙ СЕРЖАНТОВ И СОЛДАТ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ, ПЕРЕВЕДЕННЫМИ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ", которая предусматривает выделение 243 437 640 000 рублей на перевод 107 720 штатных должностей на контрактную основу.

При пересчете на 1 штатную единицу это 2 259 911 рублей, при курсе 26 руб за доллар это 86 919$. То есть ввод 1 штатной должности контрактника стоит бюджету около 90 000$. Причем это только СОЗДАНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ для контрактников, в этой сумме не учитывается увеличение денежного содержания и пенсионное обеспечение контрактников. http://shurigin.livejournal.com/161260. … #t11422956

Замечу, что любой увольняемый по планам Сердюкова офицер обходится казне сегодня на порядок меньше, а его уровень подготовки как профессионала на порядок больше безвестного контрактника. Какая-то странная у нас военная реформа вытанцовывается…

4

Кому выгодно минестерство Сердюкова?
Почему такая спешка с истреблением наиболее боеспособных частей?
Почему мы, выкидываем старую мебель только, когда завезли новую, а не тогда когда задумали её покупать?

5

Про мебель для МО РФ.


Вы здесь » День Сварога » форум » Закон табуретки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC